Убить дракона

- Есть тут поблизости один весёлый трактирчик. Как бишь его… то ли «Провал», то ли «Прорыв»…
Начальник городской стражи прервался, чтобы как следует поскрести лысеющую макушку, а король недовольно хмыкнул и постучал скипетром по трону. В Тридесятом государстве хватало весёлых трактирчиков, не было недостатка также во всевозможной нечисти, чародеях и обычных конокрадах. Только об этом ли хочется слушать среди золота и шелков Малого зала, да ещё с утра, когда в голову лень приходить государственным мыслям и отчаянно хочется спать?
- Так вот, Ваше Величество, - собрался с мыслями главный страж, - в этом заведении издавна происходят различные непотребства. Однако я не осмелился бы явиться с докладом, если б не последние события, выходящие далеко за рамки трактира и всяческих приличий. Не далее как вчерашним вечером произошло следующее: в трактир ни с того ни с сего заявился дракон. Зверь был не так уж велик, но когда он вошёл, остальные гости немедля вышли: кто через заднюю дверь, кто через окна. Остался только парнишка из прислуги, за провинность прикованный к стойке цепью, и рыцарь Трегеторн, которому было уже всё равно, с кем пить. Не смутившись, рыцарь велел подать зверюге вина и баранью ногу. Потом дракон поднял тост за смелость королевского рыцарства, а рыцарь – чтоб стоял, как у…
- Короче!
- Да, Ваше величество. Так вот, основательно упившись, эти двое затеяли танцы и переломали без счёту мебели. Под конец гулянки рыцарь завалился спать на обломках, а дракон полетел к городу, и уж там развернулся как следует. Чего стоит только отрез в полверсты дорогой ткани, с которым поганец носился над городом, будто с флагом! А сев на купол ратуши, он хоть и не осмелился покуситься на герб, но посбивал с крыши всю черепицу. Последней выходкой стало похищение: прилетев ко дворцу, зверюга влезла в окно фрейлины Альдегоны, известной добропорядочностью и занудством, и затащила её на верхушку колокольни. Где она час просидела в исподнем, вцепившись в шпиль, а потом орала и отбивалась от пожарной команды.
- Ах да, эти крики посреди ночи… - зевнул король, но тут же спохватился и врезал по полу скипетром. – Это как понимать?! Какая-то скотина мало того, что пакостит в моей столице, так ещё и во дворец лезет?! Да так, что скоро форточку открывать забоишься?! Ну уж нет! Секретарь!
Сидевший за малахитовым столиком седобородый мужчина привстал и с достоинством поклонился.
- Пиши указ! «Дракону, коий в столице разрушения и бесчинства произвёл, голову отсечь и на королевский суд представить, дабы… Кстати, может, пора уже писать по-современному, без этих «коий» и «дабы»?
- Ваше величество, потомки не поймут, - заверил секретарь, и король со вздохом покорился. – К тому же, боюсь, в столице найдётся немного героев-драконоборцев, готовых явиться на зов.
- Да неужто? – нахмурился король. – А как же Грем Дерзкий?
- Так ведь его послали… послали в экспедицию. Искать какие-то сокровища в Рейнхольме. С тех пор никто и не видел.
- Леандр Многоокий?
- Недавно ушёл на покой. Открыл лавку, торгует экзотическими рыбками.
- Огрел Буйный?
- Триппер. Выбыл из строя на месяц.
- Так это что же, - медленно проговорил государь, - остаётся только?..
Секретарь скорбно кивнул.
Скипетр снова врезался в пол, добавив на белый мрамор очередную звёздочку трещин.
- До чего ж дурацкое пришло время! – рявкнул король, и с высоких сводов зала посыпалась штукатурка. - Нет, я ещё могу понять, когда бабы лезут в шахты или берутся учить грамоте! Но девка – охотник на драконов?! Куда катится мир?
Какое-то время владыка Тридесятого царства сидел молча, а на гобеленах отважные рыцари лукаво переглядывались с прекрасными дамами.
- Ладно, - наконец, проговорил король. – Идеалы прогрессивного средневековья, мать их так… Повелеваю сей же час пригласить ко двору Хельгу Дальноразящую!

* * *

Стоящую перед троном девушку отличала та соколиная красота, которой чужды яркие наряды и золотые клетки. Рослая и статная, Хельга была одета по-мужски, в кожаные штаны и куртку со стальными нашивками. Кинжал и лук охотница оставила страже, но, даже приди она в роскошном платье с турнюром, её всё равно было не спутать с придворной дамой. Непослушные чёрные кудри, упрямая складка губ и смелый взгляд синих глаз выдавали силу и стойкость, чуждую праздной жизни.
Поклон, который Хельга отвесила монарху, был почтительным, но без всякого трепета.
Король одобрительно кивнул, начал с достоинством:
- Приветствую тебя, свободная воительница. Слухи о твоих подвигах достигли и наших ушей, и мы сочли тебя достойной послужить короне. Что ж, и моему царственному деду когда-то немало помогли отважные лесбиянки.
- Амазонки, Ваше Величество! – прошипел секретарь.
- В смысле, амазонки, - буркнул король и закинул ногу на ногу. - Ладно, чёрт с ними, с церемониями. Про зверюгу, которая этой ночью натворила дел, слыхала?
Лучница коротко кивнула.
- Задача известная: вредное животное найти и ликвидировать. Голову доставишь во дворец, а с прочим поступай как знаешь. За всё даю тысячу золотых дукатов. По рукам?
- А сроки, государь? – осведомилась Хельга.
- Поганец прячется неведомо где, да ещё летает, так что у тебя две недели. Но если прикончишь сегодня – накину сотню золотых за срочность.
Девушка чуть поколебалась:
- Государь, я готова взяться, но мне нужен помощник. А гном, что мне пособляет, ещё не оправился от ран. Дайте мне три дня, и…
- Э, нет! – нахмурился король. – Выступишь сегодня. А помощник, хмм… помощник у тебя будет. Слыхала о Даррене?
- Рыцарь, который стал лучшим мечником на прошлогоднем турнире? – удивилась Хельга. – Кто ж не слышал.
- Сгодится? – усмехнулся король.
Лучница недоверчиво сощурилась:
- Боец он и вправду крепкий, да, говорят, гуляка и бабник изрядный. Натворил что, или должен мою славу отобрать?
Владыка Тридесятого царства надулся и двинул скипетром по многострадальному мрамору:
- Ты, девка, носом-то не крути! Он один получше семерых гномов будет! Отвечай, берёшься или нет!
Хельга твёрдо ответила:
- Берусь, государь, но с условием: рыцарю Даррену будет ясно доведено, что на охоте решения принимаю я. И его участие не повлияет на мой гонорар.

* * *

Каменистая дорога вилась по склону горы, огибая покрытые мхом валуны и разломы скал. Тянувшийся вдоль тракта скудный сосновый лес почти не закрывал обзор, позволяя разглядывать с высоты дворцы и башни столицы. Именно этим по большей части и занимался рыцарь Даррен. Его гнедой жеребец следовал за рыжей кобылой Хельги, а всадник, явно не расположенный к общению, молча смотрел по сторонам. Даррен был высоким худым мужчиной с серыми глазами и волосами, чуть тронутыми сединой. Рыцарь носил кольчужную рубаху, а в видавших виды ножнах на поясе покоился меч-бастард. Давний шрам на щеке и странная усмешка, порой касавшаяся тонких губ – мало что в его облике напоминало о ходивших сплетнях.
- Пещеры уже близко, - проговорила охотница. – Пожалуй, здесь лучше спешиться, да и вверх поглядывать нелишне. Всякое бывает…
Ведя коней в поводу, они сошли с дороги. И, пройдя два десятка шагов, увидели провал в земле, в край которого вцепилось корнями небольшое деревцо. Сощурившись, охотница вытянула из налучья короткий лук и стрелу, осторожно заглянула.
- Сюда он бы точно не полез, дальше узковато, - заметила Хельга. – Но где-то рядом наверняка есть нормальный вход. Здесь обязательно должно что-нибудь найтись, - проговорила девушка. - Если снова выйдет как вчера, будет паршиво.
Надо сказать, что вчера вышло не то чтобы паршиво, а попросту никак. Единственной добычей Хельги стало исчерпывающее описание дракона, которое дал паренёк из злосчастного трактира. Сопровождаемая молчаливым Дарреном, охотница какое-то время подождала там же, но вчерашний гость не вернулся. Тогда, поразмыслив, Хельга рискнула выбраться на крышу колокольни, где дракон учинил свою последнюю проделку. Но отравленные стрелы не пригодились лучнице и на сей раз. Казалось, дракон был вовсе не из этих мест: с той ночи никто в городе больше не видел пришельца. В конце концов Хельга решила проверить пещеры близ города в надежде отыскать логово зверя.
Следующий ход, на который наткнулись охотники, был куда шире. Спуск, поначалу довольно крутой, в глубине становился ровнее, а желтоватый свод позволял идти не пригибаясь. Хельга повесила на пояс небольшую кожаную сумку, и драконоборцы двинулись вглубь. Первым шёл Даррен, с факелом в одной руке и мечом в другой. Хельга с луком наготове следовала за ним. Вскоре ход привёл их в небольшой зал. Увы, за исключением сталактитов и отблескивавших на стенах красноватых потёков, он был пуст. В глубине зала виднелась ещё одна дыра и чувствовался лёгкий сквознячок, но атмосфера всё равно оставляла желать лучшего. Охотница принюхалась, покрутила головой и с радостным возгласом подскочила к кучке зеленоватых шариков, мерцавших в дальнем углу.
- Неужто драконьи яйца? – хмыкнул Даррен.
- Нет, драконье говно, - сообщила довольная Хельга. – Тоже подойдёт. - Она извлекла из сумки палочку, потыкала один шарик, тщательно осмотрела на свету. - Не свежее, но и не особо старое. Давностью, пожалуй, с неделю. И это говорит нам… - девушка сделала паузу.
- Говорит о чём? – не выдержал рыцарь.
- Во-первых, о том, что дракон у города не впервые. И, скорее всего, ещё вернётся. А во-вторых, его логово всё-таки не здесь. Драконы – существа чистоплотные, гадить предпочитают не у себя, а на головы другим.
- А если это не тот зверь, что мы ищем? – усомнился Даррен.
- Наверняка он, - уверенно ответила Хельга. – Других близ столицы уже давно не видели.
Прикинув что-то, девушка добавила:
- Пусть живёт он не здесь, но вернуться может. Сделаем так.
Произнося что-то нараспев, девушка коснулась волос, легко потянула – и у неё в руках осталась тонкая золотая нить. Закрепив её поперёк входа, девушка вновь произнесла заклинание. Нить задрожала, будто гитарная струна под пальцами музыканта, а потом и вовсе растворилась в воздухе.
- Если он появится, я сразу узнаю, - сообщила охотница. – Надо будет и в дверях трактира поставить…
- Здесь всё? – осведомился Даррен. – Тогда идём на воздух.
- Погоди, - остановила его девушка.
Вещь, которую она достала из сумки, выглядела как компас со странной волнообразной стрелкой. Перевернув прибор, Хельга сдвинула металлическую заслонку и заправила в отверстие кусочек драконьих экскрементов.
- Драконометр, - пояснила охотница в ответ на непонимающий взгляд Даррена. Заслонка со щелчком стала на место, а девушка с нетерпением уставилась на стрелку.
Рыцарь подошёл ближе, недоверчиво разглядывая прибор. Стрелка, между тем, задрожала, сделала круг, а потом начала метаться в разные стороны, будто пёс, потерявший след.
- Ясно, - с лёгким разочарованием проговорила Хельга, - сейчас он дальше десяти миль отсюда. Ничего, ещё найдётся.
Даррен погладил рукоять меча и добавил с усмешкой:
- Это будет славная охота.

* * *

У подножия горы дорога становилась шире, и теперь рыцарь с лучницей ехали рядом. Внизу было заметно теплее, и, возможно, именно поэтому лёд отчуждения постепенно таял.
- В рыцари меня два года назад произвели, - говорил Даррен. – Кое-какие привилегии это даёт: теперь могу и в офицеры выбиться. Но безземельных рыцарей в государстве и до того хватало. Служу там же, в городской страже – жить-то надо, - мужчина с любопытством взглянул на спутницу. - А у тебя, Хельга, как вышло, что ты занялась драконьей охотой?
Хельга слабо улыбнулась:
- Скажи кто-то десять лет назад, что я за такое возьмусь – не поверила бы. А сейчас кажется, что всё к этому шло. Росла я, считай, в лесу, - пояснила девушка. – Мама умерла, когда мне было три, так что воспитывал отец – королевский лесничий. А потому к двенадцати годам я могла и выследить зверя, и подстрелить, и шкуру снять. С луком наловчилась так, что с двадцати шагов попадала в подброшенную монету. Да, славное было время… Но потом ткнул старика бес в ребро – второй раз женился. Мачеха была из купчих, но строила благородную, папаша-то и растаял. А с ней две дочки – одна другой страшнее.
- Кажется, я о таком уже слышал, - усмехнулся рыцарь.
- Я тоже, - холодно ответила Хельга. – Только вышло не как в сказке. Эта старая змея выдала меня замуж за сельского старосту. И кончились привольные деньки. Хозяйство большое: коровы, свиньи, овцы, да и надел земли изрядный – не разогнуться. Староста тот был уже в годах, и к тому же до выпивки охоч. А как выпьет, так и поколотит. Два месяца я терпела, а потом дала своему благоверному кочергой между глаз, собрала вещи и была такова. Назад к отцу ходу, конечно, уже не было. Бралась за самую чёрную работу, иногда браконьерствовала. Но однажды мне выпала настоящая удача: требовалась служанка, и не кому-нибудь, а самому Боргалу, который уже был легендой среди драконоборцев. Первое время, правда, только обшивала да обстирывала. Но когда он увидел, как я стреляю – начал брать с собой. Слухи ходили всякие, - тут девушка остро глянула на спутника, но мужчина остался невозмутим. – А правда в том, что он научил меня всему. Как дракона найти и одолеть, как драться с оружием и без. Да и магии понемногу нахваталась – в нашем деле без этого нельзя. А когда старика годы всё же догнали – взялась за дело сама. Благо кое-что и по наследству досталось, - охотница помахала драконьим компасом. – Сперва надо мной смеялись, но когда добыла зверя, за которым не смог угнаться Огрел – заговорили всерьёз. Если получится и с этим делом…
За разговорами лучница то и дело поглядывала на циферблат драконометра, но стрелка прибора по-прежнему бестолково вертелась.
- Значит, так, - объявила Хельга. – Нынче проведём ночь в том же трактире – если повезёт, зверь всё-таки вернётся. А если нет – обойдём столицу по большому кругу. Возможно, прибор его засечёт.
По мере приближения к трактиру рыцарь стремительно веселел, и девушка поглядывала на спутника с беспокойством.
- Пока ждём, не грех и в картишки переброситься, верно? – подмигнул Даррен.
- Ты мне нужен трезвым. И готовым к бою, - напомнила Хельга.
- За мной дело не станет, - отмахнулся рыцарь.
Трактир представлял собой добротное каменное здание с навесом у входа и деревянной пристройкой конюшни. Вопреки мрачному виду, доносившиеся запахи так и манили внутрь, а полустёртая вывеска говорила о богатых традициях. Оставив лошадей слуге, спутники вошли в общий зал. Недавний визит дракона крепко напугал посетителей, и людей было всё ещё немного. Тем больше обрадовался хозяин, которому явно было спокойней с такими гостями. Седобородый здоровяк сам поднёс Хельге и Даррену по кружке вина со специями и предложил место возле затянутого рыбьим пузырём окошка. Свободные комнаты наверху тоже нашлись, и довольные драконоборцы решили, что теперь можно и поужинать. Отдавая должное запечённому в меду карпу, Хельга не забывала поглядывать на двери, но тщетно. Сперва в трактир с шумом и руганью ввалилось трое возчиков. Следом вошёл мужчина в дорогом жилете и широкополой шляпе с зелёным пером, а чуть позже явился крупный во всех смыслах купец с парой охранников. Увы, самый желанный гость не спешил в руки охотников. Тем временем Даррен, прихватив своё вино, перебрался поболтать к каким-то знакомым. Впрочем, спустя краткое время рыцарь вернулся заодно с мужчиной в щегольской шляпе.
- Хельга, я нашёл свидетеля, который видел дракона совсем недавно! - улыбаясь, заявил Даррен. – Знакомься, это Рондо.
Щеголь изящным жестом снял головной убор и поклонился лучнице.
- Да, сударыня, меня зовут Рондо, и я достойнейший из бардов, когда-либо находивших приют в этом трактире. Слава обо мне гремит по всему королевству, и только вечная борьба между музой и зелёным змием в моей измученной душе мешает ей стать всемирной. Изволите ли видеть, - тут бард вытащил из сумки диковинный инструмент, похожий на бурдюк со множеством торчащих трубок и рычажков, - я в совершенстве овладел тайнами звука. Только мой магикорд может подражать любому шуму и звучать множеством голосов. Желаете пение утренних птиц? – Бард взялся за музыкальный бурдюк, и трактир тут же заполнили переливчатые трели. - Шум водопада? Рёв боевых слонов?
От последнего девушка чуть не подавилась пивом. Другие посетители, видимо, привычные к таким концертам, даже не повернули головы.
Хельга вздохнула:
- Впечатляюще. Но всё-таки, ты действительно видел дракона?
- О да, и не более часа назад. Дело было так. Миновав соседнее село, я спешился, чтобы полюбоваться закатом и отлить… - тут взор барда затуманился, и он нараспев продолжил:
- Едва лишь первая капель
Сверкнула янтарём в лучах заката,
Чтоб милосердно оросить
Измученную жаждой землю…

- Эй, так что с драконом?!

- … Как вдруг – летит!
Подобный молодой листве,
Пронизанной вечерним солнцем
Узоры жил на крыльях озарившим
И давней раны след…

- Салатово-зелёный, перепончатокрылый, меченый, - подытожила Хельга. – Ну ладно, вроде он. А куда летел?

- К холмам альдарским устремился
Наш небесный странник,
И был таков.

- Альдарские холмы, - сощурилась охотница. – Значит, летел в Рейнхольм. Эй, трактирщик! – крикнула Хельга. - Чашу лучшего вина для славного барда! Даррен, выступаем с рассветом!

* * *

- Интересно, в этих убогих местах бывает не дождливая погода? – вздохнула под плащом Хельга.
- Только зимой, - буркнул Даррен.
Маленькая экспедиция двигалась по дорогам Рейнхольма уже второй день, и всё это время шёл дождь. Иногда он превращался в настоящий ливень, но чаще это была мерзкая морось, которую то и дело задували под капюшон порывы ветра.
Рейнхольм никогда не был многолюдным, но всё же путникам становилось не по себе от вида опустевших деревень. Оба скопления грязных лачуг, попавшихся им по дороге, были мертвы. Ни единого дымка не поднималось над соломенными крышами, и, судя по всему, людей здесь не было уже давно. На всякий случай охотники заглянули в несколько хат. Выглядело всё так, будто хозяева попросту внезапно исчезли: на столах ещё стояла утварь, кое-где на полу валялись остатки одежды, но трупов не было. Однако, что бы здесь ни случилось, с тех пор явно прошло немало времени. Давно не чиненные крыши протекали, а всё имущество в домиках изрядно прогнило.
- Что-то скверное здесь происходит, - заметила Хельга. – И, похоже, ночевать вновь придётся под открытым небом.
Далёкий волчий вой заставил охотницу поморщиться. Она бросила мрачный взгляд на драконометр и спрятала прибор в сумку.
- Ещё пару дней пути, и мы окажемся в Эльфланде, - заметил рыцарь. – А что толку? Может, лучше повернуть назад?
- Ну уж нет! – сверкнула глазами Хельга. – Ясно ведь, что сзади ловить нечего. Этот зверь напакостил и улетел, а его логово совсем в других местах. И мы узнаем, в каких. Заказ будет выполнен в срок!
- Надеюсь, что так, - холодно заметил Даррен. – А пока стоит найти места посуше. Сомневаюсь, что нормальный дракон стал бы зарабатывать здесь ревматизм.
Между тем, начинало темнеть, а мрачная дубрава, через которую пролегала дорога, не обещала никакого приюта. Волчий вой раздался ближе, и кобыла Хельги тревожно фыркнула.
- Не думала, что здесь настолько глухие места, - заметила лучница. – Но ничего не поделаешь, надо остановиться.
- Сдаётся мне, тут мы быстро дождёмся ночных гостей, - проговорил рыцарь.
И, словно в подтверждение его слов, завыли уже совсем близко, за соседними деревьями.
- К чёрту, - проговорила сквозь зубы Хельга. Она достала лук и вернула на место ослабленную тетиву. – Мы не их добыча. Сейчас они в этом убедятся.
Тем временем позади, в некотором отдалении от путников, на тракт вышел один-единственный волк. Зверь оскалился, разглядывая путников, потом издал нечто среднее между воем и диким, издевательским хохотом.
Хельга вскинула лук, но волк тут же спрыгнул с дороги. А меж деревьев вблизи замелькали поджарые силуэты.
Даррен напрягся, вглядываясь в дубраву то с одной, то с другой стороны.
- Окружают?! – недоверчиво проговорил он. – Хельга, это не обычные волки! Ходу!!!
Пришпоренные кони рванули так, что из-под копыт брызнули осколки камней. А волки разом метнулись к дороге, сжимая кольцо. Казалось, всадники уже не успеют прорваться, но лучница на полном скаку всадила две стрелы в набегавших зверей – один волк рухнул замертво, другой с визгом покатился по дороге. Ещё один хищник побоялся прыгнуть на взявшегося за меч Даррена.
Теперь коней не нужно было подгонять – они буквально летели по дороге, и спустя милю безумного галопа волки отстали, скрывшись за поворотом дороги. Но доносившийся сзади злобный вой не оставлял сомнений: от погони стая не отказалась.
- Дьявол, ну и влипли! - выдохнул рыцарь после того, как спутники немного сбавили ход. – Если сейчас не найдём укрытия…
Молния осветила приземистое деревянное строение впереди так резко, словно оно возникло в ответ на эти слова. При ближайшем рассмотрении дом, хоть и неказистый, вовсе не казался заброшенным. Деревянные стены были крепки, дощатую крышу, видимо, подновляли в срок. А главное, за узким окошком едва различимо тлел какой-то огонёк – будто здание недобро и внимательно всматривалось в пришельцев. Но выбор был невелик, и Хельга, взявшись за железное кольцо, принялась стучать в ворота.
- Эй, есть здесь кто-нибудь! – крикнул Даррен.
Какое-то время внутри было тихо, и спутники мрачно переглянулись. Но затем из-за ворот послышались шаги, и высокие створки с лязгом отворились. На пороге стоял высокий тощий человек с масляной лампой в руке. Жидкие волосы и сморщенное лицо предполагали, что ему уже немало лет, но света было слишком мало, чтобы понять наверняка.
Хозяин поднял лампу, вглядываясь в лица пришедших, а потом растянул в усмешке бескровные губы.
- Куда бы путь ни держали, такую ночь лучше провести под крышей. Входите, гости дорогие. Давненько у старого Кореля постояльцев не бывало.
Прислуги в доме тоже давно не водилось, так что спутники сами взялись обтирать дрожащих лошадей, слушая бесконечную болтовню трактирщика.
- Было, да, было время, когда торговый люд здесь каждый день по дороге тянулся. И постояльцев выходило немало, да, немало. Даже и по десятку за раз. Только давно это кончилось. Оттого и прислуги не держу – нет для них дела.
- Не боитесь жить здесь, в чаще, один? – внимательно глядя на Кореля, осведомилась Хельга. – Что-то скверное в этих лесах творится.
- А чего мне бояться? – хихикнул хозяин. – Я здесь столько живу, что и со счёту-то сбился. А когда меньше народу – так и спокойнее, да, спокойнее. Только что ж это я вас у порога держу? – вдруг засуетился Корель. – Проходите, проходите, сейчас баньку растоплю, мясцо на огне обжарю – будет как новое.
Даррен и Хельга переглянулись:
- Спасибо, почтенный, - проговорила девушка, - но мы вовсе не голодны, а в этих местах и так всю дорогу банька, только без жара. Овса для лошадей и пару комнат для утомлённых дорогой путников – всё, что нам нужно.
- Хельга, - тихо проговорил рыцарь, когда Корель потащился готовить комнаты, - тебе не кажется, что спокойнее будет заночевать вместе? Здесь из каждого угла несёт опасностью, не говоря уж о нашем дорогом хозяине. Досадно будет проснуться утром с перерезанной глоткой.
Девушка ехидно улыбнулась.
- Нет уж, твоего храпа я наслушалась по дороге. Запереться и держать оружие под рукой – хватит и этого.
Очутившись в своей комнате, лучница закрылась на засов – с виду вполне надёжный - и, не раздеваясь, рухнула на восхитительно сухую кровать.

* * *

Хельга стояла на вершине горы, наслаждаясь воздухом пронзительной чистоты и поистине безграничными горизонтами. Но главное – она видела драконов. Звери всех форм и расцветок свили гнёзда на уступах и в расщелинах древних скал. Здесь были и северные драконы с пушистым белым оперением, и могучие звери с обсидианово-чёрной чешуёй, и водные полудраконы-полузмеи. Девушка сжимала в руках лук, но зрелище было слишком величественным, чтобы проливать кровь. Внезапно подул недобрый северный ветерок и, словно повинуясь приказу, драконы разом взмыли в воздух. Они проносились над головой, тревожно курлыкая, сбивались в клинья и устремлялись к югу. И только один мелкий, но вредный дракон уселся прямиком на Хельгу, ероша волосы, обвивая хвостом руки, сжимая грудь…
Охотница вырвалась из сна разом, мгновенно осознав, что в неё вцепилась… кровать. Из деревянного лежака лезли какие-то отростки, которые уже обмотали её ноги, и теперь пытались вовсе обездвижить спящую.
Взвизгнув от ярости и ужаса, Хельга выхватила из-за пояса нож и успела обрубить одно щупальце, но два других повисли на руке, прижав её к поясу. Тянуться к топору нечего было и думать. Достать можно было разве что висящую на поясе сумку. Но тут в голове молнией мелькнула мысль. Хельга отпустила нож, извернувшись, вытащила из сумки огниво и выбила несколько искр на коварную, но всё же сухую постель.
Эффект превзошёл все ожидания. Щупальца тут же отпустили лучницу и судорожно задёргались, ощупывая простыни. Девушка мгновенно вскочила, и, взявшись за топор, несколькими взмахами укоротила ближайшие отростки.
Тут раздался мощный удар в дверь, ещё один, и засов со звоном отлетел к стене. У входа стоял Даррен, голый по пояс и с мечом в руке. На шее рыцаря виднелся свежий синяк.
- Хельга, я думал… - прохрипел рыцарь. – Надо убираться отсюда.
Только теперь девушка осознала, откуда в доме берётся неяркий свет – призрачную синеву источали деревянные стены. Хельга схватила лук и спутники двинулись было к лестнице, но тут же остановились. В конце коридора, возле спуска на первый этаж, стоял Корель, и глаза его светились под стать здешним стенам.
- Куда же вы, дорогие гости? – то ли проговорил, то ли прошипел трактирщик. – Неужто хотите съехать так быстро?
Он сложил пальцы, будто плёл какую-то замысловатую паутину, и дом, казалось, засветился ярче. Но Хельга не дала ему завершить заклятие. Мгновенно взявшись за лук, она всадила стрелу прямо в грудь трактирщику. Однако тот оказался неожиданно прыток, шарахнулся в сторону… и оступился, покатившись с лестницы вниз. Лучница в три прыжка подскочила к перилам, только внутри заметно стемнело, а внизу, у входа, мрак был вовсе непроглядным.
- Я хотел найти вам другое применение, - проурчало откуда-то из темноты. – Но теперь пусть будет как всегда.
Хельга всадила стрелу на звук, но явно промахнулась. Потому что в следующий момент двери отворились и внутрь хлынули волки. Со злобным рычанием звери рванулись по лестнице – чтобы познакомиться с мечом Даррена. Рыцарь с одного замаха разрубил грудь первого зверя и достал по морде второго, а Хельга снова и снова всаживала стрелы в атакующих. Наконец, волки отступили, сжавшись в визжащий от боли и злобно воющий ком. Лучница хотела одарить и хозяина, но тот уже схоронился под лестницей и теперь из укрытия орал на растерявшихся зверей.
- Их слишком много, - процедила сквозь зубы девушка. – Дело времени.
- В конце коридора есть другая лестница, - бросил рыцарь. – Рискнём?
Они быстро метнулись вглубь, а волки, осмелев, снова полезли наверх. Развернувшись, Хельга всадила в самого шустрого стрелу, заставив их сбавить ход. Сбежав по лестнице, спутники уткнулись в массивную дверь, на которой висел странный шестиугольный замок.
- Проклятье! – застонал рыцарь.
- Я открою! Продержись! – крикнула Хельга.
Девушка вытянула из волос магическую нить, а тем временем, рыча и скалясь, на верхних ступенях показались волки.
- Хватит трусить! Убейте их! – прошипел откуда-то Корель, и сразу несколько зверей прыгнуло сверху на Даррена. К счастью, они помешали друг другу, так что рыцарь, разрубив почти надвое ближайшего волка, успел с колен ткнуть в горло другого. А потом Хельга, схватив бойца за плечи, одним рывком втянула в подвал и задвинула внушительный засов.
- Ад и демоны, - прохрипел мужчина. По его груди стекала кровь, но он явно не замечал этого. – Хельга, мой меч намертво засел в черепе одной из проклятых тварей! Дай свой топор, и, клянусь, я заберу с собой ещё десяток!
- Погоди, - остановила его лучница. – Слышишь?
Снаружи доносился даже не крик – дикий визг хозяина дома.
- Навалитесь, ломайте, пробейтесь внутрь! Шкуры спущу, трусливые твари!
- Здесь должно быть что-то очень важное! – возбуждённо проговорила девушка. – За что он так боится?
Вариантов было немного. В холодном свете, исходившем от стен, было видно, что подвал почти пуст: у входа стояла пара деревянных скамеек, а в углу притулился крупный металлический сундук со странным узором на крышке. Центр подвала занимал котёл с чёрнильно-чёрной жидкостью, в которой зачем-то плавал ручкой вверх раскрытый зонтик.
Хельга подбежала к сундуку и вогнала лезвие топора под крышку. После непродолжительных усилий крышка откинулась и… из сундука выскочил перепуганный заяц и принялся метаться по подвалу, словно мячик отскакивая от стен и потолка.
Лучница с изумлением застыла, глядя на зверя, но тут же опомнилась и радостно крикнула:
- Даррен, я знаю, что это!
Тем временем дверь затрещала, поддаваясь мощному напору снаружи. Скрипнув зубами, рыцарь подхватил ближайшую скамью и стал у входа. Лучница со второй попытки пригвоздила зайца стрелой, ударила топором – и зверёк рассыпался в прах, из которого, будто феникс из пепла, вылетела утка. Безжалостный топор разрубил и её, и на дощатый пол высыпались яблоки. Растерявшись, девушка мгновение промедлила. Но быстро сообразила и, раздавив фрукты сапогом, принялась шарить в фруктовой кашице.
В этот момент дверь слетела с петель, и внутрь ввалился ком из грязного меха и оскаленных морд, за которым виднелся тонкий силуэт хозяина. Взревев, рыцарь обрушил на врага своё оружие, тут же свалился под натиском… когда Хельга с торжествующим криком сломала зажатую в пальцах иглу.
Страшная дрожь – последнее биение чуждой, нечеловеческой жизни – коснулась мерцающих стен, пронзила и людей, и зверей. Корель пытался кричать, но крик тут же оборвался – лишь было видно, как на глазах сохнет, истлевает его плоть. Чтобы оставить лишь прах и тёмную ткань на полу.
Хельга глубоко вздохнула, увидев группу стоящих на четвереньках мужиков, грязных и заросших. С трудом поднялся на ноги Даррен, измазанный кровью, но всё же избежавший серьёзных ран. Ближайший мужик вдруг завыл и попытался прыгнуть на рыцаря, но получил пинок под рёбра и заскулил.
Все растерянно замерли. Наконец, мужчина с русой бородой встал на колени, медленно оторвав руки от пола. Он поднёс их к глазам, недоверчиво разглядывая, а потом прижал ладони к лицу.
- Ар-р-гх…. Свен, Гарт, мы снова люди! – крикнул человек и разрыдался.
Взволнованная Хельга подошла к Даррену и взяла его за руку. Они стояли и молча смотрели, как приходят в себя прежние враги. А те поднимались на ноги так, словно боялись оторваться от земли, и плакали, не стыдясь слёз.
Наконец, страсти несколько улеглись, и русобородый мужчина повернулся к драконоборцам.
- Кажется, мы обязаны вам… если не жизнью, то человеческим обликом. Меня зовут Вейн. Трудно подобрать слова, чтобы сказать, как мы вам благодарны. Но, быть может, сумеем помочь делом?
- Тогда объясните, что здесь, чёрт возьми, произошло? – хрипло проговорил Даррен.
- Давненько это было, - вздохнул Вейн. – В те времена я служил дворецким у милорда… уже и не вспомнишь, как звали. Но тогда в Рейнхольме было куда как побольше народу, да и назывался он иначе. А потом у дороги, будто чёртик из табакерки, появился этот трактир. После этого у нас стал часто идти дождь. А ещё временами пустели целые деревни, зато в окрестных лесах прибавлялось волков. И там уж, кто успел смыться, а кто… сами понимаете, – он поморщился. – Волчья жизнь сама по себе не так плоха, но у нас был Хозяин – а у него, кажется, были большие планы. Рейнхольм расползался всё дальше, захватывая новые поселения, дожди шли всё чаще. Как знать, до чего это могло дойти.
- Странно только, что он боялся стрел, - заметила Хельга. – Да и сундук, по легенде, был зарыт в лесу под дубом.
- Так сундук и был в лесу, - заметил Вейн. – Но как-то раз здесь ошивались одни кладоискатели... Мы их, правда, того, но сундук велели перенести в подвал. А насчёт стрел – вы думаете, будто убили трактирщика?
- А кого же ещё? – не поняла Хельга.
Вейн коснулся деревянной стены, которая теперь светилась совсем тускло.
- Вы убили дом, - сказал он. – Корель был лишь его слугой. Он мог погибнуть от стрелы, но тогда ему на смену явился бы другой трактирщик. Да, хватает здесь странностей, - мрачно усмехнулся мужчина. – И, пожалуй, самая странная из них в том, что у нас появились такие гости, как вы. Я не вправе расспрашивать, но, если вы что-то ищете…
- Мы охотимся на дракона, - пояснила Хельга. – Не пролетал ли в этих местах небольшой зелёный дракон?
Мужчина пожал плечами:
- Если и пролетал, наверх здесь никто не смотрит, потому как оттуда вечно капает. Но драконов у нас отродясь не водилось. Хмм… Мнится мне, дракон – зверь волшебный, и чтобы его найти, нужен маг. Слышал, что в ближнем Эльфланде обитает чародей из тёмных, но не особо злой, мастер на такие штуки. А больше ничего не скажу – тут вам виднее.
Девушка кивнула:
- Будем собираться в дорогу. Надеюсь, твои парни не успели съесть наших лошадей. Ещё пару дней под дождём…
- Ах да, дождь! – спохватился Вейн. Он подошёл к стоявшему посреди подвала чану и сложил зонтик. Сначала ничего не произошло, но спустя какое-то время в доме стало непривычно тихо. Казавшийся бесконечным шум рейнхольмского дождя исчез.
- Вы побили, вам и забирать, - сказал мужчина, вручая Хельге сложенный зонт. – Только часто не открывайте: на тракте-то он ману медленно копит.

* * *

Когда расколдованные волки осознали, сколько товарищей потеряли в ночном бою, на рыцаря и лучницу стали поглядывать недобро. Так что спутники сочли за благо убраться поскорее. Но теперь проклятый трактир остался далеко позади, и они наслаждались солнечной погодой, ведя неторопливую дорожную беседу.
- Всегда хотела увидеть настоящих эльфов, - глядя вдаль, задумчиво сказала Хельга. – Не может быть, чтобы их совсем не осталось. Они ведь уже много лет не враждуют с людьми.
Сейчас, когда она вспомнила давнюю мечту, лицо охотницы смягчилось. И выглядела она уже не бесстрашной амазонкой, а просто красивой девушкой.
Даррен с лёгкой улыбкой взглянул на спутницу, ответил:
- Может, и остались – дальше, в непроходимых лесах, куда не успели добраться люди. Наверное, так лучше: эльфы от нас немало натерпелись. А у мечты тоже должно быть место.
Девушка с удивлением покосилась на рыцаря, потом улыбнулась в ответ:
- И где быть этому месту, если не здесь?
После мрачных лесов Рейнхольма бесконечные луга Эльфланда и в самом деле казались ожившей сказкой. Здесь вплетались в изумрудно-зелёный ковёр травы васильки, клевер и колокольчики, тянулись к жаркому солнцу ромашки и маки, вместе создавая целую симфонию луговых ароматов. А над всем этим богатством носились мохнатые шмели и большие пучеглазые стрекозы.
- Неудивительно, что здесь делают лучший в мире мёд, - заметил рыцарь, с удовольствием вдыхая травяные запахи. – В Эльфланде я бы охотно задержался. Может, поиски эльфов будут более плодотворными?
Хельга фыркнула:
- Сначала дело, потом развлечения. Как-никак, в моём сне драконы летели на юг.
К вечеру дорога вывела путешественников к россыпи аккуратных домиков, стоявших близ небольшой речки. За домами виднелись стога сена, штабеля досок и множество коробок на высоких шестах, очевидно, служивших ульями.
Гостеприимство жителей Эльфланда не уступало красоте их лугов, и вскоре Даррен с Хельгой уже сидели за столом в просторном доме сельского старосты. Свежевыпеченный хлеб и уха были чудо как хороши после долгой дороги, а сливовая брага и пять сортов мёда сгодились бы и на королевском пиру. Хозяева дома, немолодой мужчина по имени Дольф и его домовитая супруга, были рады поболтать с гостями. Но Хельге не терпелось перейти к главному.
- Чародей? - нахмурился Дольф. - Ах да, есть у нас один, из некромантов. Он тут недалеко квартирует, возле этого... акрополя? укрополя?
- Некрополя! - буркнула жена, забирая со стола увесистую бутыль. - Угостились и будет.
- Вот уж с кем неохота водить знакомство, так это с некромантом, - скривилась Хельга.
- Э, не спешите судить, гости дорогие, - возразил хозяин, доставая из-под стола бутылку поменьше. – Сперва послушайте, что там за дело.
Некромант Теурин посвятил жизнь весьма странному для некромантов делу: он решил вывести исполняющую желания золотую рыбку. Сорок лет упорного труда, наконец, дали рабочий экземпляр, когда что-то пошло не так. По слухам, рыбка спросила у исследователя нечто вопиюще бестактное. Одни утверждают, что это было "зачем тебе столько красных девиц, старичок?" По другой версии вопрос звучал "может, сначала в профилакторий?" Как бы то ни было, обнаглевшая рыбка отправилась на сковородку, а глубоко оскорблённый некромант с головой ушёл в самогоноварение.
- Убытку от него никакого, а бывает, что и поможет, - заключил Дольф. – Наши с ним даже меняются: мы ему мёд, он нам самогонку. А самогонка знатная. Угостил бы, да намедни у нас свадьбу гуляли...
- Если так, сходим, навестим вашего некроманта, - кивнула Хельга. – Только скажите… а у вас ещё бывают эльфы? Может, глупо, но я с детства мечтала повстречать Перворожденных, увидеть скрытые в глубине леса ажурные замки…
При этих словах Дольф явственно смутился, взлохматил седеющие волосы пятернёй:
- Эльфы в лесу того, водятся. Но дворцов боле не строят. Не те уж эльфы, измельчали… И это, насчёт увидеть и посмотреть, - добавил староста, внимательно глядя на гостей. - На здоровье, если что, и проводника до леса дадим. Одна просьба: только на луг с ульями не выходите. Секреты нашего мёда мы бережём издавна, а желающих узнать их хватает.
- На этот счёт будьте спокойны, - с полной серьёзностью заверил Даррен. – Нас интересует только конечный продукт.

* * *

Сложенный из серого камня домик некроманта стоял на краю кладбища. Судя по солидным надгробьям, порой даже мраморным, кладбище было староэльфийским. И Хельга сильно подозревала, что обитель волшебника сложена из этих самых плит.
Подойдя к дверям, девушка потянула за шнур звонка. Звонок, в свою очередь, издал заунывный стон, и вскоре за дверью послышались шаги. Каменная плита со скрежетом отошла в сторону, и спутники невольно попятились: на пороге стоял зомби. Хотя ни Хельга, ни Даррен раньше не видели зомби, существо с серой кожей и пустыми глазами явно не могло быть никем иным.
Обозрев гостей своими мёртвыми гляделками, зомби замычал и сделал приглашающий жест. А Хельга шагнула вперёд и с удивлением принюхалась:
- Ты тоже это чувствуешь?
Даррен кивнул:
- Кажется, самогон и вправду хорош.
Между тем, зомби икнул и нетвёрдой походкой двинулся вглубь здания. Вслед за ним гости спустились по винтовой лестнице, длина которой давала понять, что дом больше, чем кажется.
- Добро пожаловать, сеньоры и сеньориты! – приветствовал их некромант. – В моей скромной гробнице всегда рады гостям!
Некромант Теурин, как и надлежало, был тощ и бледен, но его явственно отличало от коллег выраженное добродушие и большой красный шнобель. Обстановка тоже располагала: обитые чёрным бархатом кресла, небольшой диван, смахивавший на раскрытый гроб, но довольно уютный. Наконец, столик, на котором стоял графин с янтарной жидкостью и хрустальные бокалы.
- Нечасто, ох, нечасто заходят ко мне интересные гости, - жаловался Теурин, разливая самогонку. – Даже дни рождения приходится отмечать вот с ними, - он показал на сидящего в углу зомби. У меня-то печёнка, как у Прометея, а эти больше трёх лет не тянут…
- А ты не думал о том, чтоб переехать поближе к людям? – спросила размякшая Хельга. – По-моему, здешние селяне были бы рады.
- Думал, - вздохнул некромант. Но традиции, материалы для исследований… Впрочем, Сет с ними. Скорей выкладывайте, что нового в столице!
После третьего бокала обстановка из неформальной превратилась в глубоко дружескую, и вскоре Хельга уже рассказывала неприличные истории из жизни драконоборцев. Рыцарь, в свою очередь, поделился столичными сплетнями, а некромант поведал, где на кладбище следует искать травы, придающие самогону неповторимую мягкость и аромат.
- И, между прочим, - похвалился Теурин, - мы уже подумываем об экспорте в Тридевятое царство! Такого мёда и нектара, как у наших ребят, нигде не найдёшь! Но у мошенников на границе взятки растут ещё быстрее пошлин.
- Кстати о поисках, - заметила Хельга. – Мы, вообще-то, одного дракона ищем…
Уяснив, в чём дело, некромант на минуту задумался:
- На самом деле, поисковой магией вроде этого, - он указал на драконометр, - я не владею. Но ведь всегда можно спросить у знающего покойника. Чего тянуть, идём в лабораторию!
- М-может, как-нибудь в другой раз? - вдруг занервничал Даррен.
- Спокойствие, только спокойствие, - промурлыкал Теурин. – Всё под контролем. Уго, тащи кости из ящика номер восемь!
На первый взгляд лаборатория казалась пустой – лишь на полу красовалась полустёртая пентаграмма. Но одну из стен целиком занимал практичный встроенный шкаф со множеством ящиков. Чародей аккуратно уложил кости в центр пентаграммы и подновил рисунок, потом достал и расставил свечи.
- Ну, поехали!
Едва Теурин дочитал заклинание, как заключённые в пентаграмму останки вспыхнули мёртвенно-зелёным светом.
- Кто, кто тревожит кости мёртвых?! – казалось, шёпот не доносится из пентаграммы, а звучит со всех сторон, и Хельга с Дарреном невольно вздрогнули.
- Свои, - буркнул некромант. – Заклинаю тебя именами Сета и Раума, Абаддона и Лилит! Ответь, как найти дракона, который нужен Хельге-охотнице?
Какое-то время было слышно лишь прерывистое шипение, видимо, означавшее смех.
- Лучше заклинай бутылки в погребе, Теурин. Сегодня твоя сила осталась на дне чаши. Но ответ я всё же дам. Хельга-лучница, ты найдёшь своего дракона не раньше, чем он сам найдёт тебя. Охотница, возвращайся по своим следам, иначе найдётся ловушка и для тебя.
Мёртвенно-зелёный свет угас, одновременно, словно накрытые огромной ладонью, погасли и свечи.
Некромант откашлялся и смущённо заметил:
- Эти покойники бывают такими капризными.

* * *

Они шагали меж могил в предрассветной мгле, а лёгкий ветерок колыхал завесь предрассветного тумана.
- Хорошо ведь сидели, и чего было срываться? – ворчал рыцарь.
- Пора и честь знать, - заметила Хельга. – Того, за чем пришли, так и не узнали. А искать надо.
Звук потревоженного камня, донёсшийся откуда-то сбоку, заставил охотников поднять головы. Однако после выпитого настроение оставалось благодушным, и они уже хотели продолжить путь, когда шум раздался ближе.
- Может, какая-то собака, - буркнул Даррен. – Эй, кто здесь?
- Завтрак из двух блюд, - с шипением сказали из темноты.
Туман как будто расступился, и стала видна фигура человека, передвигавшегося странной дёрганой походкой. Человека с бледным лицом и на редкость крупными клыками.
Выругавшись, Хельга взялась за лук, а Даррен выхватил меч.
Тем временем вурдалак, приблизившись, напрягся перед решающим ударом. Но тут Хельга всадила стрелу прямо в колено врага, и вместо эффектного прыжка он лишь подскочил на месте, неловко всплеснув руками. Меч Даррена со свистом описал дугу… Нелюдь с трудом удержался на ногах и теперь слепо шарил вокруг, зато довольный рыцарь стоял с гордо поднятой головой. Голова щёлкала зубами и пыталась цапнуть противника за руку, но это очень трудно, когда висишь на собственном ухе. Подскочившая Хельга пинком в бедро сшибла основную часть вурдалака, а потом обездвижила, пригвоздив стрелами к земле.
- Тут нужен осиновый кол, – заметил рыцарь.
- Посмотри вон в той оградке. По-моему, там на всё кладбище хватит.
Сойдясь на том, что местные развели упырей - местные и закопают, герои зашагали дальше. Над Эльфландом занимался новый безоблачный день.

* * *

Ночные возлияния давали о себе знать, и Хельга с Дарреном собрались только к полудню.
- Ну и жара, - ворчал рыцарь, обтирая лоб. – Можно было выехать и попозже.
- Куда уж позже, - буркнула Хельга.
Тепло простившись с хозяевами, они как раз выехали за пределы деревни, когда увидели поднимавшийся над полем столб дыма.
- Интересно, что это они жгут? – хмыкнул Даррен.
- Жгут? Возле ульев? – нахмурилась девушка. – Это пожар! Мы должны им помочь, - медленно проговорила Хельга. - Ведь у нас есть…
- Мы пообещали туда не соваться, - напомнил рыцарь. – Их пчёлы, их проблемы.
- Да, их пчёлы… И нектар. Помнишь, Теурен говорил про нектар? Эльфы измельчали… Даррен, это не пчёлы!
Хельга, не раздумывая, развернула коня и помчалась через поле. Даррен быстро последовал за ней.
Ситуация с той стороны деревни выглядела скверной. Сложенные поблизости доски оказали жителям деревни дурную услугу, и теперь добрая треть домиков-ульев была охвачена огнём. Деревенские таскали из речки воду так быстро, как могли, только огонь уже не боялся выплеснутых вёдер и вдобавок пускал по ветру опасные искры. Крылатые обитатели домиков организовали собственную пожарную команду, но, поскольку их вёдра были немногим больше наперстка, это мало что меняло.
Завидев приближающихся всадников, несколько человек бросили таскать вёдра и двинулись навстречу.
- Пропустите! Я могу помочь! – крикнула Хельга.
Даррен предпочёл объяснить делом – вцепившийся было в Хельгу детина отлетел в сторону, а двое других попятились перед рыцарем.
- Ну, чего тянешь, открывай! – рявкнул мужчина.
- Там мало воды, надо зайти глубже! – крикнула девушка и метнулась в пламя.
От души выругавшись, рыцарь бросился следом.
Проскочив полосу горящей травы, Даррен на мгновение потерялся – глаза слезились от едкого дыма. Но тут он увидел Хельгу – девушка стояла на коленях за горящим домиком и наощупь возилась с магическим зонтом. Подбежав, Даррен одним рывком поднял её на ноги. И, не обращая внимания на подступающее пламя, всё-таки раскрыл злосчастный зонт.
Дождь был коротким, но неожиданно сильным. И когда хлеставшие с ясного неба струи воды неожиданно оборвались, огня больше не было. На чёрной проплешине остались только горелые деревяшки, измазанная в копоти Хельга и рыцарь с дырявым зонтиком.
На этот раз сборы заняли больше времени. Но всё же, обработав ожоги, приведя себя в порядок и отказавшись от многочисленных гостинцев, к вечеру спутники выехали снова. А гостеприимные хозяева и медоносные эльфы из клана Золотых лугов долго махали им вслед.
Спустя какое-то время путники остановились на небольшой привал. Даррен отправился навестить внушительные заросли эльфландских лопухов, а Хельга механически вертела в руках драконометр, когда вдруг непослушная стрелка замерла. Не веря глазам, лучница всмотрелась в циферблат, крикнула:
- Почти прямо к северу! Даррен, скорее! Он близко!
Рыцарь вылетел из лопухов, на ходу подтягивая штаны, и герои вновь устремились к цели.

* * *

Увы, с того дня волшебный прибор больше не сработал ни разу. Напрасно Хельга выбирала путь так, чтобы не миновать любимых драконами мест. День следовал за днём, а лучница становилась всё мрачнее. Даррен пытался подбодрить спутницу, но особого успеха в этом не достиг. Наконец, отчасти смирившись с неудачей, Хельга решила возвращаться в столицу.
Им оставался день езды до города – и день до конца назначенного срока. Дорога здесь шла сквозь густой ельник, но близость населённых мест успокаивала. Поэтому, когда на тракт высыпало с два десятка вооружённых мужчин, путники мгновение промедлили. И, когда всё же развернули коней, обратный путь также был закрыт.
Большая часть занявших тракт мужиков была вооружена заточенными кольями, лишь у одного в руках болтался шипастый шар на верёвке, да ещё один щеголял с мечом.
Мужчина с мечом в руках сделал шаг вперёд и насмешливо поклонился.
- Вейн, ты? – бросил рыцарь, сдержав ругательство.
- Собственной персоной, - подтвердил вожак с недоброй усмешкой. – В Рейнхольме больше не идут дожди, но торговый люд туда не спешит. Отвыкли мы, знаешь ли, от сельского хозяйства…
- А ведь мы вас из волчьих шкур вытащили, - покачала головой Хельга. – Быстро же люди добро забывают.
Мужики с кольями явно заколебались, но Вейн только фыркнул:
- Много ль толку быть человеком, когда за душой ни гроша? В волчьей шкуре не страшны морозы, а прибейся к стае – и ты среди своих. Теперь же мы для всех чужаки и голодранцы. Многое, ох многое проще решать по-волчьи… Но, - продолжил главарь, - не будем доходить до крайностей. Мы ведь уже десять дней как не звери, верно? Поэтому оставьте-ка нам деньги, оружие и лошадок, а сами идите своей дорогой. Здесь и до столицы недалече.
Рыцарь с лучницей мрачно переглянулись.
- И кстати, - обронил явно наслаждавшийся ситуацией Вейн, - даме тоже придётся задержаться.
Рыцарь мгновенно выхватил меч, а Хельга взялась за лук. Девушка успела дважды спустить тетиву до того, как удар дубового кола сломал оружие в её руках.
- Валите лошадей, но живой эту суку! – ревел державшийся за пробитое плечо Вейн.
Тем временем Даррен отшиб в сторону пару копий и пришпорил коня. Врезавшись в самую гущу, рыцарь сходу зарубил двоих и растоптал лошадью одного бандита. Остальные попятились, со страхом глядя на всадника.
Хельге пришлось куда тяжелее. Утратив лук, девушка взялась за топор, но короткое оружие было не для этого боя. Лучница ещё успела рассечь голову мужику с шипастым шаром, но тут в грудь её кобылы вошло сразу два копья. Лошадь пошатнулась, дико заржала. Вырвав ноги из стремян, девушка спрыгнула на землю, бешено замахнулась топором – очередная деревяшка подбила колени сзади. Хельга упала навзничь, тут же скорчилась от удара в бок, а чья-то рука вцепилась в волосы… когда рядом свистнул меч. Ближайший разбойник начисто утратил руку и теперь выл, исходя кровью. Ещё один лишился головы. Вот только со всех сторон набегали другие – не смея напасть, но взяв рыцаря в по-настоящему плотное кольцо. Хельга с трудом поднялась на ноги, затравленно огляделась – повсюду были злобные лица и копья наготове.
- А ну, парни… - начал было Вейн, но тут из-за поворота дороги послышался звук рогов и грохот самой настоящей конницы.
- Королевская гвардия?! – недоверчиво проговорил рыцарь.
Бандиты Вейна явно думали о том же, потому что рванули с тракта не хуже затравленных волков.
Шум, между тем, приблизился, зазвучал совсем рядом, и, наконец, из-за деревьев выехал Рондо на буром ослике.
- Ну, дела, - покачал головой бард. – Сижу я в кустах, рифмы подбираю – и тут вы. Ох и кровищи!
- А где конница? – не понял рыцарь.
В ответ Рондо взялся за свой диковинный инструмент, который немедля затрубил десятком рогов и зазвенел сотней клинков, а ослик затопал копытами и многоголосо заржал.
- Ясно, – буркнул Даррен. – Хельга, прыгай ко мне и мотаем отсюда! А эти, - зло ткнул в заросли рыцарь, - свою волчью охоту ещё получат.

* * *

Тепло расставшись со своим спасителем, пара неудавшихся охотников заглянула во всё тот же знакомый трактир. Увы, на сей раз свободных комнат не было. Правда, после оживлённой дискуссии хозяин подсказал, где лучше искать ночлег. Поиски затянулись, а дело шло к ночи, и рыцарь был весьма раздражён. Поэтому владелец стоявшего на поляне бревенчатого домика сходу получил пару серебряных монет, пинка и напутствие возвращаться к полудню. Судя по скорости, с которой он исчез, сделка оказалась вполне удачной.
Теперь рыцарь пытался оживить огонь в глиняном очаге. А Хельга сидела на грубо сбитом табурете, точила нож и меланхолично подводила итоги экспедиции.
- Обезвреженных колдунов и упырей – по одному. Мёртвых разбойников – с полтора десятка. Спасённых эльфийских домохозяйств – двести тридцать восемь. Убитых драконов – ноль. Ноль!!! – рявкнула лучница. – Ни одного чёртова дракона! Куда мог подеваться этот чешуйчатый засранец?!
Она со злостью всадила нож в дверь и закрыла лицо руками. Шагнув к девушке, Даррен обнял её за плечи, тихо сказал:
- Хель, ты сделала всё, что могла.
- Да знаю! – крикнула Хельга. – Только это ничего не меняет. Я провалила самый важный в моей жизни заказ, и… Дар, если бы ты только знал, как тяжело девушке пробиться в этом суровом мужском мире! Сколько унижений пришлось выдержать и сколько сил потратить, пока меня не начали принимать всерьёз! Добыв зверя для самого короля, я могла стать вровень со славнейшими драконоборцами. Но теперь меня ждёт не слава, а позор и насмешки.
- Неудачи были у всех, - жёстко сказал рыцарь. – В своё время облажался даже легендарный Боргал. Это часть профессии.
- Верно, - скривилась лучница. – Но то, что простили бы старым охотникам, не простят мне – выскочке, да ещё девчонке. «Место бабы у печи, а драконов оставь мужикам!»
Рыцарь опустился на одно колено, взяв руки девушки в свои.
- Послушай, Хель. Если придётся, я буду свидетельствовать перед самим королём, что ты искала зверя по всей стране и не единожды рисковала жизнью. И ещё, - тихо добавил Даррен, - ты – лучшая из всех охотников за драконами, какие только есть на свете.
Глаза девушки вспыхнули ярче небесных зорь.
- Ты правда так думаешь? – прошептала она.
Поцелуй Хельги обжигал, как пламя дракона.

* * *

Это был тот блаженный миг, когда позади остались два успешных раза, и на горизонте нет никаких препятствий для третьего. Хельга что-то довольно мурлыкала, положив голову на плечо Даррена, а мужчина гладил растрепавшиеся волосы подруги.
Рыцарь, откашлявшись, сказал:
- Хель?
- Мммм?
- Хель, мы через многое прошли вместе. Не люблю громких слов, но… ты стала мне очень дорога. Для меня важно, чтобы между нами не было недосказанности. И теперь я хочу кое в чём признаться.
- Мммм?
- В общем, тот дракон, за которым мы охотились… Это я и есть.
- ЧТО?! – подскочила на кровати Хельга. Она вцепилась в плечи Даррена, недоверчиво всмотрелась в лицо. – Что ты такое говоришь?!
Рыцарь смущённо пояснил:
- Видишь ли, я из рода драконов-оборотней. Началось всё с какого-то древнего дракона, вступившего в противоестественную связь с похищенной принцессой. Поначалу мои предки обитали в пещерах, а к людям выходили, только когда было нечего жрать. Но однажды дедуля…
- А логово? Сундук с сокровищами? – нетерпеливо прервала Хельга.
- Я небольшой любитель пещер. А последний слиток золота промотал ещё папа, так что мне пришлось наниматься в стражу. Благо я покрепче обычных людей, - повёл плечами Даррен.
- Но почему тогда, в Эльфланде, сработал драконометр?
- Ну… просто я разделся в кустах и на минутку перевоплотился, пока ты баловалась со своей игрушкой. Надо ведь было двигаться дальше. И барда, который соврал про летевшего в Рейнхольм дракона, тоже подговорил я. Видишь ли, Хельга, - Даррен глубоко вздохнул, - ещё тогда, в самом начале экспедиции, я понял, что такой шанс не выпадает дважды. Никогда не встречал таких девушек… и боялся, что если мы останемся ждать под городом, ты отошлёшь меня и продолжишь поиски одна. А дальняя дорога была возможностью узнать тебя лучше… хоть не думал, что она будет так опасна. Я всё чаще понимаю, что устал от холостяцкой жизни, и хотел бы встретить ту единственную, ради которой хочется жить и не страшно умереть. И мне кажется…
- Значит, - медленно проговорила девушка, явно пропустив мимо ушей последние излияния, - всё это время я шлялась по стране, дралась с разбойниками, колдунами и вампирами… потому что ты хотел узнать меня лучше?
Украшавший лужайку домик вдруг ощутимо дрогнул, пошатнулся и, как будто, даже слегка подпрыгнул. Ночную тишину разорвали донесшиеся изнутри крики и грохот.
- Эй, ты с ума сошла?! Брось это! Какого…
Дверь с громким треском отворилась, и на поляну опрометью выскочил рыцарь. Он был в чём мать родила, но зачем-то прикрывался ладошкой. Следом из дома вылетела охотница – тоже голая, но с боевым топором.
Мужчина не стал тягаться с ней в беге, а, обернувшись небольшим зелёным драконом, тут же устремился в небеса.
- Я убью тебя, скотина!!! - донеслось снизу.
Дракон с довольным уханьем описал над домиком круг и полетел к городу. Он давно не поднимался в воздух, и радость полёта быстро отогнала тревожные мысли. Букет цветов и какая-нибудь безделушка наверняка помогут загладить вину. Пожалуй, кое-что можно одолжить в ювелирной лавке, а на клумбе перед дворцом растут прекрасные гортензии. Но пока лучше дать женщине время остыть. Есть тут поблизости один весёлый трактирчик...

Лента сайта

Ленты новостей