Жизнь как чудо

- Если сбросить тебя с моста, что ты подумаешь?

У сидящего напротив мужчины короткая стрижка и холодные серые глаза. Он не торопит с ответом - откинувшись на спинку кресла, потягивает пиво из высокого бокала и спокойно, изучающе смотрит на меня.
Пожимаю плечами, бросаю на собеседника вопросительный взгляд.
- Правильно. - неожиданно соглашается тот. - Ни-че-го.
- Все эти рассказы про жизнь, пробегающую перед глазами – полная чушь. А на то, чтобы прощать и просить прощения, всё равно нет времени. Ты просто летишь и орёшь, потому что больше ничего не можешь сделать. Конечно, неплохо бы сгруппироваться, сделать тройное сальто и войти в воду, как иголка в масло – но навыка нет, а учиться уже поздновато.

- Пару лет назад, - он достаёт сигареты и ищет в кармане зажигалку, - от меня ушла подруга. Единственная и любимая. Та, с которой я хотел связать жизнь. В общем, на которой свет клином сошелся. Я начал пить. Знаю, не шибко оригинально, но из песни слов…
- В общем, поначалу всё шло кое-как. Друзья сочувствовали, начальство относилось с пониманием. Но тоска не отпускала, и я топил её – известное дело в чём. Постепенно вокруг меня образовалась пустота – такая же, какую чувствовал внутри. Что толку спасать утопающего, если он как якорь – сам идет на дно и тебя за собой тянет? Потом уволили с работы, и осталась только водка, похмелье и редкие звонки тех, кто еще не махнул на меня рукой.

- Не знаю, что бы кончилось раньше – деньги или я. Но как-то раз этот бессрочный запой прервали. Меня накрыли во дворе, когда вышел в магазин. Навалились сзади, прижали к лицу тряпку, пахнущую какой-то дрянью. Успел только чертыхнуться и благополучно вырубился.
- Когда я очнулся, - без эмоций продолжал мужчина, - сперва ничего не соображал: в голове каша, перед глазами всё плывет. Но, когда понял, что сижу на перилах моста, а подо мной, тридцатью метрами ниже, течет река – пришел в себя очень быстро. Я было рванулся, но куда там – руки и ноги связаны, а под локти крепко держат двое уродов в кожаных куртках. "Что, птенчик, задергался? – ухмыльнулся один из них. – Раньше надо было дергаться. А теперь – за тобой должок". "Ребята, ребята, погодите! – зачастил я, - вы меня с кем-то перепутали!" "Что, алкаш, забыл, как бабки одалживал?– сплюнул тот. – Ничего, сейчас вспомнишь." "Нет, пожалуйста, не надо!!!" – тут у меня сорвался голос. "А почему? – удивился второй. – У тебя ведь горе. Такое, что прям жить не хочется. Ну что, Жека, подмогнём страдальцу?"
- "Не…", - рассказчик скривил губы в подобии улыбки. – В общем, договорить уже не успел. Сильный толчок в спину – и я с воплем полетел вниз. Кажется, время растянулось, и поверхность воды внизу приближалась всё медленнее. Когда река оказалась совсем рядом, она вообще перестала приближаться, и меня потянуло обратно. С минуту я болтался на привязанном к ногам эластичном шнуре, а потом те двое вытащили меня наверх. Как был, тушкой, забросили в машину и через несколько минут выгрузили на каком-то пляже. Там они разрезали веревки и молча укатили.
- Я немного посидел, приходя в себя, затем огляделся. Пляж был пуст, но рядом стоял пластиковый столик. На столике – неплохая закусь и бутылка "Кьянти", под бутылкой – записка: “Поздравляю со вторым рождением! Пусть оно станет началом новой жизни".
- Кто мог устроить такую шутку, я догадывался, но бить ему морду не хотелось. Потому что он оказался прав. Съедавшая меня тоска исчезла бесследно, и жизнь, еще недавно бессмысленная, как жратва в "Макдональдсе", теперь казалась настоящим чудом. Я взглянул на застывший над рекой мост, и в голове возникла первая с момента падения внятная мысль: «А это идея!»

Он небрежно отправляет в пепельницу окурок, продолжает:
- Тогда всё быстро наладилось. Сперва нашел новую работу, а чуть позже дошли руки и до собственного бизнеса. Вполне солидного. Не один я в стране пропадал – помощь нужна многим. Толчок, чтобы заново почувствовать вкус к жизни, отбросить то, что мешает жить в полную силу. По-научному то, чем я занимаюсь, называется "танатотерапией". Кстати, с теми парнями, что тогда устроили мне сюрприз, тоже сотрудничаем. Хотя мостами обычно не пользуемся – есть способы и попроще.
- Вот так.

Рассказчик, сощурившись, смотрит на меня, добавляет:
- Между прочим, я мог бы устроить такую встряску и тебе. Бесплатно, по старой памяти. Но я этого не сделаю. А знаешь почему? – Он подается вперед, небрежно хлопает меня по плечу, - Да потому, что она тебе нафиг не нужна. Твои неприятности не стоят выеденного яйца. Уж мне можешь поверить: я умею отличать проблемы, которые чувствуешь всей шкурой, от тех, которые мы долго и старательно надумываем себе сами. У тебя сейчас – все возможности изменить ситуацию, надо просто перестать ныть и начать что-то делать.
- Не валяй дурака. Живи.
Он улыбается – одними губами, глаза совершенно серьезны.
- А то с моста сброшу.

Данный рассказ - лишь небольшое упражнение в стиле и представляет собой ремейк. Оригинальное произведение находится здесь.

Комментарии

to Prosolver

Отвечу на несколько частных замечаний.

"У сидящего напротив мужчины короткая стрижка и холодные серые глаза" - этот образ ничисто обрубает другие варианты, хотя эта детализация ровным счётом ничего не решает.
--------------
Не совсем так - она подчеркивает остроту вопроса, т. к. образ усиливает ощущение психологического давления.

>В оригинале нет никакого описания внешности и это мудро, потому что каждый читатель отождествляет себя с персонажем и если персонаж заведомо не похож на тебя, то отождествление усложняется и дистанциирует читателя от изложения, делает из читателя простого зрителя.
--------------
В ремейке подразумевается, что читатель должен отождествлять себя со слушателем, сидящим напротив рассказчика. Как раз для этого никакой информации о слушателе не дается.

"Пару лет назад, - он достаёт сигареты и ищет в кармане зажигалку" - описана реакция нервничающего человека. Но ведь персонаж вылечился по определению, поэтому он должен благодатно рассказывать свою историю, упиваясь сокойствием, имхо.
-------------
А Вы думаете, люди курят, только когда им плохо? Совершенно необязательно - это привычка. В том числе, когда хотят подумать, вспомнить что-то.

Если человек решил себя прикончить, то удача в виде головорезов вероятнее всего будет воспринята как подмога и суицидант с удовольствием воспользуется их услугами.
------------
Так он не решал себя прикончить, он просто пил, чтоб забыться.

to Prosolver & леди Анонимус

Строгие вы )

Оригинал, конечно, попроще, и сам момент падения, пожалуй, там описан ярче. Но меня он раздражает набором штампов и нелепо-растянутых предложений вроде "Проходя через путепровод он остановился размышляя не поставить ли ему точку в череде уныло-бессмысленных дней", "Фирму, которая под заказ жестоко разыгрывала суицидально настроенных граждан он назвал "Жизнь, как чудо", точно как фильм Эмира Кустурицы", "Суицидальные мысли все чаще посещали его затуманенный алкоголем разум".

Я постарался переписать более качественно и психологично. Лично на мой взгляд, как раз это получилось, вот только рассказик заодно стал тяжеловат.

В любом случае, о трех потраченных на него часах не жалею - всё опыт. И спасибо за комментарии :)

response

Прочитал оба рассказа, отличия нашёл только в стилистике.
Лично мне оригинал легче лёг в голову :) Римейк написан в стиле Mist - нарочито описывая детали, так, словно читатель - это компьютер, который следует тщательно запрограммировать на уровне регистров процессора. Например:
"У сидящего напротив мужчины короткая стрижка и холодные серые глаза" - этот образ ничисто обрубает другие варианты, хотя эта детализация ровным счётом ничего не решает. В оригинале нет никакого описания внешности и это мудро, потому что каждый читатель отождествляет себя с персонажем и если персонаж заведомо не похож на тебя, то отождествление усложняется и дистанциирует читателя от изложения, делает из читателя простого зрителя. Я думаю, что подробное описание внешности - просто дань некоторой писательской традиции.

Конкретная сцена в сравнении:
" Один из братков толкает Андрея вниз.
Волна ужаса, крик... Несколько секунд свободного полета превращаются в минуту ожидания смерти
У самой воды Андрея останавливает невидимая сила и подбрасывает вверх.....
Через минуту, он понимает, что это была чья-то злая шутка....
Братки молча подняли Андрея на мост, не говоря ни слова отвязали веревки для джампинга и отвезли его к реке"

VS

"я с воплем полетел вниз. Кажется, время растянулось, и поверхность воды внизу приближалась всё медленнее. Когда река оказалась совсем рядом, она вообще перестала приближаться, и меня потянуло обратно. С минуту я болтался на привязанном к ногам эластичном шнуре, а потом те двое вытащили меня наверх."

Оригинал делает акцент на переживаниях персонажа, применяя эмоциональные эпитеты ("Волна ужаса", "в минуту ожидания смерти", "невидимая сила", "злая шутка"). Римейк же безэмоционально концентрирует внимание на физических деталях процесса ("время растянулось", "поверхность воды внизу приближалась всё медленнее", "меня потянуло обратно", "С минуту я болтался", "а потом").
Такое впечатление складывается, что персонаж из второго описания, пока летел, просто считал секунды полёта :) Где же этот ужасный металлический привкус смерти на языке, холодный липкий пот, красные глаза на выкате, хриплый вопль с грязными матами? В общем, в этой сцене оригинал меня убедил больше, хотя тоже недостаточно...

Замечание по сути:
"Пару лет назад, - он достаёт сигареты и ищет в кармане зажигалку" - описана реакция нервничающего человека. Но ведь персонаж вылечился по определению, поэтому он должен благодатно рассказывать свою историю, упиваясь сокойствием, имхо.

Замечание, касающееся обеих версий.
Если человек решил себя прикончить, то удача в виде головорезов вероятнее всего будет воспринята как подмога и суицидант с удовольствием воспользуется их услугами.
Впрочем, эта идея - краеугольный камень всего изложения - поэтому не буду судить слишком строго, всё-таки ситуация довольно нетипичная и моя оценка наиболее вероятной реакции может быть далека от настоящих пограничных реалий.

Лента сайта

Ленты новостей