Интриганы космоса, или Ожерелье для принцессы

Наследный принц Арктура Фальстарт сидел на балконе своего угольно-чёрного космического корабля и на раздолбанном «Стейнвее» играл прелюдию до-диез минор Рахманинова. Увы, прелюдия плохо давалась его высочеству, как, впрочем, и другие произведения сложнее «Собачьего вальса»: пять классов музыкальной школы остались далеко позади. К тому же, принца неотступно преследовали тяжелые государственные мысли. Две недели назад изволил скончаться его батюшка, король Артрит Девятый. Событие вполне ожидаемое, но, вопреки всем уговорам, в завещании так и не появилось имя – имя того, кто должен был принять скипетр после смерти государя. По закону, в этом случае наследника должен был назвать Сенат. К разочарованию Фальстарта, большая часть Сената пока отказывалась признать его неоспоримые достоинства, и трон Арктура ныне пустовал. Тем не менее, принц стал главой временного правительства, и теперь с переменным успехом пытался решать проблемы страны. Государев хлеб оказался нелёгок, и уже спустя неделю Фальстарт начал тосковать о прежних беззаботных деньках. Выступления в парламенте, официальные приёмы, буйные шахтёры... и неприятные разговоры, избежать которых не представлялось возможным.
Весть об одном из них как раз сейчас возникла в дверях. Она имела облик молодого секретаря Ксерокса. Новый помощник принца был расторопен и усерден – настолько, что старался перенимать привычки начальства вплоть до жестов и причёски. Хотя, конечно, секретарские усики не шли ни в какое сравнение с пушистыми усами Фальстарта.
Осторожно откашлявшись, Ксерокс дождался, пока принц прекратит музицировать, и низко поклонился:
– Ваше высочество, вы просили предупредить о появлении принцессы. Её шатл только что пристыковался к «Тарантелле».
Фальстарт поморщился:
– Хорошо. Сядь там в углу, можешь пригодиться... хотя подожди. А где Фин?
– В соседней комнате, ваше высочество. Жуёт ковёр.
Принц кивнул и тут же громко свистнул:
– Сфинктер, ко мне!
За дверью послышалось пыхтение, и на смотровую площадку рысью вбежал морщинистый мопс – любимец Фальстарта. Он сходу вскочил на колени хозяину и щедро облизал августейшую физиономию.
– Ах ты моё солнышко! – умилился принц. – Ну давай, поцелуй папу.
– Дорогой, надеюсь, я тоже могу рассчитывать на твоё внимание?
Внезапно возникшая на балконе гостья заставила принца вздрогнуть.
– Да-да, присаживайся, родная, – подскочил с табурета Фальстарт. – Как ты быстро...
Вошедшая принцесса расположилась в кресле и холодно уставилась на сводного брата. От этого взгляда принц заёрзал на месте, тщетно пытаясь изобразить аристократическую невозмутимость. И, надо признать, причины для беспокойства у него действительно имелись.
Принцесса Финита была нежным цветком с фиолетовой кожей и красными глазами. Горький плод межрасового брака, Финита вечно хворала всеми известными науке болезнями – от астмы до триппера. Что, однако, не мешало принцессе оставаться влиятельным игроком политической закулисы Арктура. Увы, законы королевства не позволяли ей претендовать на трон. Зато позволяли править, дёргая за ниточки подходящую для этой цели кандидатуру.
Вдоволь насмотревшись, принцесса подняла изящную бровь:
– Что привело тебя на орбиту, мой возлюбленный брат? Неужто в Доме правительства сегодня выходной?
– Здесь лучше работается, – буркнул Фальстарт. – Никто не отвлекает.
– Вижу, – усмехнулась Финита. – И, насколько я знаю – многим на Арктуре тоже лучше работается, пока ты здесь. Объясни мне, пожалуйста, зачем ты дал распоряжение о дополнительной обработке спиртного?
– Борьба с алкоголизмом – важная часть программы оздоровления нации! – с достоинством ответил принц.
– Это прекрасно, дорогой, но почему именно так? Есть и другие способы, кроме внедрения в бутылки молекул слабительного за счёт управляемой диффузии.
– Но это был низкокачественный алкоголь, – вжался в табурет Фальстарт. – К тому же, я должен был показать, что умею принимать непопулярные решения.
– Ещё одно такое доказательство – и нас линчуют! – зашипела Финита, но тут же вернулась к прежнему обманчиво-мягкому тону. – Солнышко, проблема даже не в том, что одним прекрасным вечером шахтёрские посёлки Арктура-2 обделались в полном составе. Хотя там уже начались забастовки. Армия...
– А что армия? – насторожился принц.
– После того, как адмирал Бульдозер, пропустив традиционный утренний стопарик, чуть не сходил на плац прямо во время парада, мне было сказано, что твоей задницы на этом троне военные не потерпят. Впрочем, это ещё полбеды. Но вот другой твой фокус...
Фальстарт страдальчески сморщился.
– Скажи, каким местом ты думал, когда приказывал задержать транзитную технику Земной империи?
– Но там была их новейшая разработка, которая подпадает под закон о контроле за распространением вооружений. Этот, как его... репликатор.
– Причём тут вооружения?! – рявкнула Финита.
– Ну, он ведь может копировать любые мелкие предметы. Патроны, например...
– Ладно, где он?
– Э-э... у меня. Взял попробовать.
Принцесса закрыла лицо руками:
– Сегодня утром у меня была чудная беседа с послом землян. Самое мягкое, что я услышала – совет использовать репликатор, чтобы размножить единственную извилину в твоём рудиментарном мозгу. Теперь у имперцев на тебя зуб, и совершенно некстати. Как только снова окажемся в столице – немедля вернёшь эту штуку землянам!
Финита глубоко вздохнула:
– В общем, дорогой, не надо поспешных решений. Если не хочешь довести меня до инфаркта, конечно.
– Хорошо, я буду осторожен, – поспешно заверил Фальстарт. – А что там в парламенте?
– Недавно говорила с Ашельмом – всё по-прежнему. Фракции «Пчёлы против мёда» и «Вперёд в прошлое» поддерживают твою кандидатуру, а вот договориться с «Жуликами Арктура» пока не удалось. Но большинство всё равно получим, это дело времени, главное – блокировать других претендентов. Кстати о претендентах: с луны Арктура-5 к нам летят три космических корабля, полные детишек нашего любвеобильного папули. Похоже, рассчитывают чем-нибудь поживиться.
– Сколько?! – ужаснулся Фальстарт.
– Сколько-сколько – все, что есть, – махнула рукой принцесса. – Забыл, что ли: папа там летнюю резиденцию отгрохал. Сорок лет продуктивного отдыха дали свои плоды.
– Три космических корабля бастардов! – содрогнулся принц. – Но за них ведь не проголосуют?
– После твоих фокусов... – закатила глаза Финита. – Впрочем, это действительно мелочи. Меня больше беспокоит, куда девался Ретур – пожалуй, наш единственный серьёзный соперник.
Фальстарт озабоченно нахмурился. Принц Ретур был его младшим братом. Способный юноша ходил в любимцах короля и считался основным претендентом на престол, однако интриги Финиты настроили правителя против сына. Ретур был удалён от двора и одно время жил на Арктуре-5, но потом куда-то исчез.
– Ладно, с этим разберёмся, – заключила принцесса. – А сейчас перейдём к делу. У меня в запасе есть один ход, который представит тебя в самом выгодном свете и позволит дожать парламент.
– И какой? – заинтересовался Фальстарт.
– Ты должен жениться! – объявила Финита. – Родственные связи и поддержка других королевских домов произведут благоприятное впечатление. Ну и, семьянин на троне – опора династии.
– Что, вот так сразу? – растерялся принц.
– Ой, только не надо ломаться, – отмахнулась Финита. – В конце концов, папа женился пять раз, но это не мешало ему оставаться крупнейшим секс-террористом обитаемой Галактики. К тому же, я нашла тебе принцессу из хорошей семьи. Ну, может, семья и так себе – но принцесса очень даже ничего. Вот, смотри.
Принц задумчиво уставился на голограмму, покрутил изображение и одобрительно кивнул.
– А что, и правда симпатичная. Ну не знаю...
– Нечего тут знать! – отрезала сестра. – Космический корабль с принцессой прибывает через час. Раз уж болтаешься на орбите, здесь её и встретишь. Главное, будь лапочкой – а королём я тебя сделаю, будь уверен, дорогой.
Принцесса наградила брата многозначительным взглядом и, легко поднявшись, покинула смотровую площадку.
Фальстарт вытер взмокший лоб батистовым платочком, покачал головой:
– Ну дела... Так, Ксерокс, найди дворецкого, скажи, чтоб готовился к прибытию гостей.
Секретарь молча поклонился и вышел, а принц вздохнул и крепко прижал своего мопса к груди:
– Эх, Фин, иногда мне кажется, что в этом безумном мире я могу положиться только на тебя.

* * *

Спустя час всё на «Тарантелле» было готово к приёму высоких гостей. Когда прошла стыковка, у шлюза, вдоль красной ковровой дорожки, уже выстроился экипаж во главе с капитаном яхты. Принцесса Финита в алом платье с кружевами была невозмутима. Фальстарт, напротив, нервно теребил болтавшиеся на мундире ордена.
– Ну во что ты там вцепился? – вздохнула принцесса. – «Полгода без единой сигареты»... Да, редкая награда. А теперь оставь его в покое!
В этот момент дворецкий объявил:
– Принцесса Граппа и мать её, королева Горгона!
Дверь шлюза с тихим шипением отошла в сторону, и новоприбывшие вступили на борт яхты.
– Рад приветствовать вас на борту «Тарантеллы»! – провозгласил Фальстарт и отвесил дамам изящный поклон. Принцессы, в свою очередь, сделали книксен, а королева обошлась небрежным кивком.
– Вы окажете Арктуру честь, разделив с нами скромный ужин в... э-э... вашу честь, – брякнул принц.
Финита косо глянула на брата и добавила:
– Ваше величество, ваше высочество, позвольте пригласить вас в гостиную. Вы с дороги и, вероятно, не откажетесь оценить мастерство нашего шеф-повара. Его лобстеры в соусе карри - настоящий шедевр.
– Не откажемся, – проронила королева, и августейшие особы проследовали в гостиную.
Поначалу застольная беседа не клеилась, и собравшиеся со скучающим видом поглощали хвалёных лобстеров, деликатесные сыры, ризотто с чёрным трюфелем и другие произведения кулинарного искусства. Фальстарт скучал над отбивной из ягнёнка, деля внимание между приёмом пищи и куда более интересным занятием – незаметным разглядыванием гостей. Впрочем, королева Горгона, сухощавая блондинка с холодным взглядом ядовито-зелёных глаз, особого интереса для разглядывания не представляла – в отличие от её молодой спутницы. Принцесса Граппа была не слишком изящна: малость широка в плечах, да и ростом заметно превосходила принца. Но роскошная фигура и живость, то и дело пробивавшаяся сквозь аристократические манеры, надёжно гарантировали ей мужское внимание. Сама принцесса посматривала на Фальстарта, не особо скрываясь, и от этих взглядов голубая кровь принца приливала к августейшим гениталиям.
– Как поживает ваш досточтимый батюшка? – наконец, осведомился Фальстарт, промокнув губы салфеткой.
– Не очень хорошо, но таки получше, чем ваш, – любезно ответила принцесса. – С тех пор, как старик ушёл в запой, его регулярно навещает адская белочка, и они вдвоём разносят на атомы мебель и вообще всё, что попадается под руку. Собственно, поэтому папа и остался дома.
– Дорогая, – раздражённо заметила королева, – я не думаю, что нашим гостеприимным хозяевам нужны эти подробности. На Антаресе, по счастью, всё спокойно: полиция оперативно разгоняет демонстрации, ВВП стабильно растёт,а урожай мака в этом году был просто великолепен. А как продвигается подготовка к коронации?
– Возникла небольшая заминка, – поморщилась Финита. – Для утверждения моего брата в Сенате не хватило жалкого десятка голосов. Этот вопрос так или иначе будет решён, но, признаюсь, в нынешней ситуации поддержка королевского дома Антареса для нас весьма ценна...
Королева благосклонно кивнула, и в дальнейшем тема беседы колебалась между вкусом арктурианских лобстеров и целебными свойствами мака с Антареса. Наконец, Финита откланялась, сославшись на мигрень, а у королевы Горгоны нашлись срочные дела на её собственном корабле.
– Могу ли я увлечь вас скромной экскурсией по моей скромной яхте? – осведомился Фальстарт.
– Недурственная тачка, я бы посмотрела, – одобрила идею Граппа.
Принцесса осталась холодна к коллекции живописи принца и даже к его любимой собаке, зато её до чрезвычайности заинтересовал стенд с холодным оружием.
– Ого, какая штука! – обрадовалась девушка, снимая со стены шипастый металлический шар на короткой рукояти. Вслед за булавой пришёл черёд рогатого шлема и связки сюрикэнов.
– Сфоткаешь меня с этими игрушками? – спросила принцесса.
Фальстарт кивнул, мысленно отметив, что подарочек ему достался ещё тот. Он хотел было позвать слугу, но в этот момент случилось неожиданное: Граппа упустила сюрикэны, и в ту же секунду отиравшийся поблизости мопс одним прыжком оказался рядом. Он ловко ухватил всю вязанку и поскакал к выходу.
– Фин, брось это! – взвизгнул принц. – Ваше высочество, прощу проще... Сфинктер, фу! Сфинктер, ко мне!
И, бряцая орденами, Фальстарт бросился в погоню.
– Офигеть, – резюмировала принцесса. – Надеюсь, до любовного треугольника дело не дойдёт.
– Ваше высочество желает сфотографироваться? – донеслось сзади.
– Желаю! – обернувшись, подтвердила Граппа. – А ты кто?
– Секретарь принца, – низко поклонился секретарь. – Меня зовут Ксерокс.
– Ну, Ксерокс так Ксерокс, – отозвалась принцесса. – Фотик есть?
– Конечно, Ваше высочество, – снова поклонился Ксерокс. – Извольте стать в позу.
Граппа поправила шлем и грозно занесла булаву, а секретарь тут же запечатлел принцессу на миниатюрный 3D-фотоаппарат.
– Скинешь на наш сервак, пока мы пристыкованы, ладно?
– Конечно, ваше высочество, – заверил секретарь. – И, если желаете, могу продолжить экскурсию...
Граппа с достоинством кивнула, и Ксерокс повёл гостью дальше.

* * *

– Он такой красивый... – тихо проговорила принцесса.
– Да, ваше высочество, – уже без всякой услужливости в голосе подтвердил секретарь.
Огромный опаловый шар Арктура-3 висел в пустоте, неспешно открывая взору всё новые пространства. Дымка облаков, тёмная зелень лесов и просторы морей медленно проплывали мимо, словно давая понять, как наивен человек, возомнивший себя хозяином этого великолепия.
– Будьте уверены, на планете много потрясающих мест, которые не разглядишь с этой высоты, – мягко добавил секретарь.
– Боюсь, в ближайшее время мне будет не до того, – усмехнулась Граппа. – Расскажи лучше, сильно ли меня потрясёт дальнейшее знакомство с супругом. Он всегда такой?
– Принц – человек увлекающийся, и часто бывает рассеян, – сдержанно улыбнулся Ксерокс. – Но его высочество весьма щедры, и сердце у него доброе.
– Это обнадёживает, – задумчиво сказала принцесса. – Что ж, могло быть и хуже.
– А... ваше высочество рады предстоящей свадьбе? – осторожно спросил секретарь.
– Рада? – пожала плечами девушка. – Да не особенно. Просто в последнее время королевский двор Антареса так сильно стал напоминать сумасшедший дом, что я поняла: пора сваливать. Папаша буйствует, а его новая супружница, моя мачеха, прозрачно намекает, что я здесь лишняя. И когда подвернулся этот случай, я поупрямилась только для виду.
– Ах, мачеха, – протянул Ксерокс, – то-то я подумал, что вы совсем не похожи...
– Да уж не мама, – буркнула принцесса. – Вчера её величество ясно дали понять, что фамильные драгоценности вернутся на родину. Плакало моё ожерелье из ригелианских сапфиров, и рубиновые серёжки-кометы с ним заодно. Ладно, пусть подавится. Главное – выбраться из этой дыры.
– Отдаю должное целеустремлённости вашего высочества, – с лёгкой иронией заметил секретарь.
Принцесса нахмурилась и хотела было ответить резкостью, когда на смотровую площадку вступил капитан Плинтус. Низкорослый крепыш слыл дамским угодником и, похоже, был в настроении подтвердить свою репутацию.
– Клянусь реактором «Тарантеллы», ваше высочество, вы – самая очаровательная из принцесс, когда-либо вступавших на борт яхты! – провозгласил капитан.
Граппа небрежно склонила голову, секретарь же, воспользовавшись случаем, отошёл в сторону, а затем и вовсе покинул помещение.
– И много их сюда вступало? – поинтересовалась принцесса.
– Даже если не считать её высочество Финиту, штук десять помню точно.
– Негусто, – сморщила нос Граппа. – На галактический конкурс красоты не потянет.
– Что поделать, ваше высочество. Я вожу «Тарантеллу» только два года. До того занимался грузоперевозками, а там на принцесс не насмотришься.
– Что возили? – спросила девушка.
– О, практически всё – от подгузников до ядерных боеголовок! И, знаете ли, чего только не случалось в этих рейсах. Помню, как-то раз мы перегоняли танкер с удобрениями, когда на безоружный корабль напали пираты. Пришлось маневрировать, забрасывая врага фосфатами, но мерзавцы получили хороший урок!
– Круто, – признала Граппа. – Пожалуй, человек с вашим опытом выжмет максимум из любой ситуации.
– За то и держат, – развёл руками капитан.

* * *

Кабинет спикера был столь велик, что легко сошёл бы за небольшой концертный зал. Впрочем, сегодня в нём имелось совсем немного мест, а зритель был и вовсе один – изящно расположившаяся на софе принцесса Финита.
– Итак, есть ли подвижки, милорд? – осведомилась принцесса.
Спикер Сената с деланным сожалением покачал седой головой. Лорд Ашельм был благообразным старичком с бегающими глазками и замечательной способностью улавливать, куда дует ветер. В последнее время ветер дул в сторону Финиты, и Ашельм всеми силами старался быть ей полезным, но...
– Ситуация сложная, ваше высочество, – произнёс спикер. – "Жулики Арктура" выдвигают немыслимые условия, военные требуют снять кандидатуру Фальстарта, а представители депутатской группы «Анархия – мать порядка» категорически отказались голосовать за принца. Более того, они пообещали начать поиски Ретура, чтобы представить парламенту достойную альтернативу.
Принцесса нахмурилась:
– Пожалуй, с этими я поговорю сама.
– А как поживает её величество Горгона? – поинтересовался спикер.
– Надеюсь, что плохо, – буркнула Финита. – За одну ночь на «Тарантелле» она ухитрилась устроить два скандала. Сперва раскритиковала апартаменты, которые так нравились маменьке, потом разоралась, что у неё якобы украли драгоценности. Разумеется, спустя пять минут драгоценности нашлись у неё же в шкафу.
– И ещё, ваше высочество. Хотелось бы всё-таки уточнить, может ли наша партия рассчитывать на пост премьера?
– Может – если заработает его, милорд. Пока вы не смогли даже обеспечить результативного голосования. Решите этот вопрос без меня – и пост премьера ваш.
Финита поднялась с места:
– Полагаю, на этом будем прощаться... кстати, как вам идея с выступлением Горгоны в Сенате?
– Ах да, хорошо, что напомнили! – нахмурился спикер. – Должен заметить, что брачный союз с принцессой Антареса в свете последних событий не кажется мне удачной идеей. Конфликт антаресцев с Денебом внушает определённые опасения.
– Он уже вторую сотню лет внушает, – пожала плечами Финита. – И что с того?
– Да, но месяц назад произошёл весьма серьёзный инцидент – стычка антаресских разведчиков с патрулём Денеба. Посол Антареса мутит воду, но из своих источников мне стало известно, что переговоры зашли в тупик. Боюсь, Арктур могут втянуть в конфликт.
– Ладно, давать задний ход уже поздновато, – поморщилась принцесса. – Но придётся крепко взять её величество за пуговицу. «На Антаресе всё спокойно», ха!

* * *

Хотя посол Антареса не принадлежал к королевскому роду, Фальстарт принял гостя со всем почтением. Причиной тому была как влиятельность политика, так и его умение улаживать щекотливые вопросы, в котором граф Склеросс не знал равных. Еще одной уникальной способностью посла была крайне избирательная забывчивость. Склеросс легко и почти искренне забывал неудобные для него заявления, зато отлично помнил всё то, что предпочёл бы забыть собеседник.
Посол с благодарностью отказался от ланча, и для начала Фальстарт решил продемонстрировать гостю личное собрание живописи.
– Рискуя показаться нескромным, скажу, что у меня одна из самых интересных коллекций Арктура. Взгляните, к примеру, на это полотно. Мой любимый период – ранний Деграданс. Одно из последних полотен Намалевича: «Святой Георгий лазерным мечом убивает Дарта Вейдера».
– Мерси, мон принс, но я ещё не отошёл от выставки «Постмодерн. Эти забавные животные», – вздохнул Склеросс. – С позволения вашего высочества я хотел бы перейти к животрепещущим вопросам.
Принц кивнул, и собеседники проследовали в каюту Фальстарта.
Посол с удобством расположился в обитом чёрным бархатом кресле, важно начал:
– Отношения королевских домов Антареса и Арктура всегда были тёплыми, но ныне с учётом предстоящего брака они приобретают для нас особое значение. Антарес приветствует вступление вашего высочества во власть и, зная о возникших трудностях, желает негласно поддержать ваши притязания на трон.
– И как же? – спросил принц.
– Собственно, о чём это я?.. – задумался Склеросс. – Ах да! По моим сведениям, одной из самых серьёзных угроз коронации на данный момент является, пардон, арктурианский флот. Виной чему маленькое недоразумение с обработкой спиртного. Кстати, о чём это я? Так вот, не кажется ли вашему высочеству, что этот источник неприятностей стоило бы на время отослать? Под благовидным предлогом, разумеется.
– Ну-у... коль скоро вы так ставите вопрос... – задумался принц. – Но куда?
– На манёвры! – объявил посол. – Видите ли, в окрестностях Антареса в ближайшее время пройдут учения. И, если в них примут участие корабли Арктура, получится чудный тур де форс. Совместные учения укрепят наш союз, и заодно избавят вас от лишней головной боли.
– Звучит заманчиво, – признал Фальстарт. – Но такие вопросы следует согласовывать заранее...
– Силь ву пле, ваше высочество, но разве войска не должны быть готовы к неожиданностям? Это прекрасный случай проверить их оперативность.
– Тур де форс... – задумчиво произнёс принц. – Надо подумать. Как насчёт плана предстоящих учений?
– Нет ничего проще! – заверил Склеросс и тут же вручил Фальстарту инфокристалл. – Здесь координаты и полное описание мероприятий. Поразмыслите над этим вопросом. И помните: как говорили мудрецы древности, лучшие цепи для народа куются из победных ракет.
– О чём это вы? – заинтересовался Фальстарт.
– Понятия не имею! – подмигнул посол и с достоинством удалился.

* * *

Благоразумие подсказывало, что лучше посоветоваться с сестрой, но магическое слово «тур де форс» крепко засело в голове, и Фальстарт решился. Ознакомившись с данными, принц надиктовал секретарю приказ, а тем временем «Тарантелла» уже садилась на космодром возле здания Кабинета министров. Несмотря на поднявшийся переполох, оперативность флота оказалась выше всяких похвал, и спустя считанные часы довольный принц уже смотрел трансляцию старта. Сформированная эскадра представляла собой воистину пугающее зрелище. Единым строем над планетой шли корабли арктурианского флота – эсминцы «Неистребимый», «Неутомимый» и «Невыносимый», крейсер «Неотразимый» и торпедоносец «Неотвратимый». Возглавлял флотилию флагманский линкор «Непоколебимый». Блистая обшивкой и грозно щерясь ракетами, бронированные монстры удалились от планеты и синхронно ушли в гиперпространство.

Фальстарт оставался доволен собой ровно пять минут – пока в его кабинет не ворвалась взвинченная Финита.
– Тебе что, ещё не доложили?! Шахтёры объявили бессрочную забастовку и требуют отставки Кабмина!
– А-а... – начал было принц, но сестра перебила:
– Там беспорядки, полиция не справляется! Поднимай флот, пусть выйдут на низкую орбиту и расчехлят свои лазеры – это охладит шахтёрские головы.
– Гм... ну... с этим есть проблема.
– Какая? – опасно сощурилась принцесса.
– Флот... улетел.
– Куда?!
– К Антаресу. На учения, – сознался Фальстарт.
– На какие учения? – очень спокойно спросила Финита, и от этого спокойствия мурашки стаями забегали по спине принца.
После того, как сестра услышала о гениальной идее Склеросса и её оперативной реализации, в кабинете на какое-то время сделалось громко.
– Ты, принц остолопов, метеоритом контуженный, что, войну здесь хочешь устроить?! – орала Финита. – После этих «манёвров» на границе Денеб запросто может объявить её и нам!
Осознав ситуацию, Фальстарт почувствовал себя гостем космического ресторана, в котором посреди трапезы испортился гравитатор, и всё съеденное стало настойчиво проситься наружу.
– Что же теперь делать?! – простонал принц.
– Садись на «Тарантеллу» и немедля лети к точке выхода эскадры! Яхта быстрая, должен успеть. Как только они окажутся на месте, прикажи сразу уходить обратно в гипер! Не вздумай объяснять свою ошибку, сошлись на свежие разведданные. Ну, пошёл!
– Но у меня через час сва... Понял, бегу, – исправился принц, встретившись взглядом с сестрой.

* * *

Фальстарт выскочил из кабинета как ошпаренный. Он подозвал секретаря, бросил:
– Я сию минуту вылетаю вслед нашему флоту! Извинишься от меня перед принцессой и скажешь, что свадьба... откладывается. Всё, действуй!
– С удовольствием! – подмигнул хлопнувшей двери секретарь.

* * *

Когда Ксерокс вошёл в покои принцессы Граппы, та стояла у зеркала и, надув губы, копалась в шкатулке с драгоценностями, а служанки тем временем закрепляли на платье длинный свадебный шлейф. За окном светило солнце, и, когда его лучи падали на ткань, она вспыхивала множеством бриллиантовых искр.
– Что случилось? – спросила принцесса и удивлённо вскинула бровь, оценив внешний вид секретаря. Тёмный фрак с лёгким фиолетовым отливом, серебряная роза в петлице, а главное – уверенная осанка никак не вязались с прежним образом слуги.
Секретарь небрежно поклонился:
– Ваше высочество, у меня для вас две новости: хорошая и плохая. По традиции начну с плохой. Ваш жених спешно вылетел вслед арктурианскому флоту, и есть основания полагать, что в обозримом будущем мы его не увидим. Увы, но ваша свадьба с принцем Фальстартом не состоится.
Оценив услышанное, Граппа с размаху грохнула шкатулкой о туалетный столик:
– Вот дерьмо! А я-то, дура, надеялась выбраться из этого гадюшника! Эх, говорили мне подружки: принцесса – это не профессия. Но хрен я им домой полечу – уж лучше на панель!
– А хорошая новость, – прервал её секретарь, – состоит в том, что один из принцев королевского дома Арктура готов заменить сбежавшего жениха, и тем самым оградить от скандала престиж монархии и честь её высочества.
– И кто бы это мог быть? – хмыкнула Граппа, разглядывая Ксерокса.
Тот подмигнул, одним движением сорвал накладные усы и парик:
– Принц Ретур к вашим услугам!
Принцесса расхохоталась:
– И ты думаешь, мамаша возьмёт и сходу согласится на эту рокировку?
– Не просто согласится – ухватится обеими руками! – усмехнулся принц. – Фальстарт скрылся, а я в ближайшие часы буду иметь большинство в Сенате. Для неё это единственный достойный выход.
Граппа нахмурилась:
– Может, и так. Только скажи, откуда уверенность, что на это соглашусь я? Я не девочка из эскорта, которой можно просто заменить жениха за полчаса до свадьбы и сделать вид, что всё в порядке!
– Во-первых, – рассудительно начал принц, – мы прекрасно подходим друг другу и по возрасту, и по характеру. Во-вторых, это избавит тебя от необходимости идти на панель. А в-третьих, – продолжил Ретур, опускаясь на колени, – у меня нет никакой уверенности – только робкая надежда! И потому я, наследный принц Ретур, смиренно прошу твоей руки, а в знак искренности своих чувств предлагаю вот этот скромный дар.
Ожерелье, которое он протянул принцессе, поначалу казалось невзрачным, но под лучами солнца бледные камни ожили, словно превратившись в сгустки голубого огня.
– Ригелианские сапфиры матушки... – прошептала Граппа, любуясь кристаллами. – Стоп! Ты что, спёр у мачехи ожерелье?
– Ну почему сразу спёр? Скопировал! – обиделся Ретур. – Фальстарт недавно баловался конфискованным у землян репликатором, и, едва услышав о твоих драгоценностях, я подумал, что есть смысл попробовать. Правда, с возвращением безделушек возникла проблема: Горгона заметила пропажу и подняла скандал. К счастью, я смог незаметно засунуть шкатулку в её шкаф. Думаю, после фокуса, который она хотела провернуть с нашим флотом, её величество не вправе на меня обижаться.
– А что за фокус? – полюбопытствовала принцесса.
Услышав о провокации Склеросса, Граппа задумчиво кивнула:
– Да, это похоже на маман. В шахматы не играет, но если где можно хапнуть по-быстрому – она тут как тут.
– Боюсь, на сей раз её ждёт разочарование. Я участвовал в составлении приказа и одну циферку в координатах прыжка всё-таки подправил... Так как насчёт руки? – осведомился Ретур, вставая с колен.
Принцесса покрутила в руках подарок, спросила:
– А серёжки-кометы скопировал? Браслет с изумрудами?..
– Всё есть! – заверил принц.
– Это ж как будет колбасить мачеху, когда она заметит на мне точно такие драгоценности... – замечталась Граппа. – Нет, я должна это видеть! Чёрта ли тут думать – давай жениться!
Принц хотел было подхватить невесту на руки, но вовремя вспомнил о шлейфе и просто обнял девушку.
– Погоди-ка! – вдруг оттолкнула его принцесса. – Ты сказал, что Фальстарт вылетел вслед за флотом? А если...
– Я это предусмотрел, – успокоил её жених. – Пришлось пообещать Плинтусу адмиральские нашивки, но теперь «Тарантелла» не встретится с эскадрой. Фальстарт заглянет в гости к одним знакомым – и, скорее всего, задержится там надолго.

* * *

В ожидании тяжёлого разговора с адмиралом Бульдозером принц Фальстарт грустил на балконе яхты, смотрел на растущую вдали голубую звезду и напевал старую космическую песню:
– Земля в иллюминаторе, Земля в иллюминаторе... Земля в иллюминаторе?! – вдруг понял Фальстарт. – А что она там делает?
Земля, между тем, делала ровно одну вещь – она приближалась. Икнув, принц нажал клавишу интеркома.
– Плинтус, вы что, совсем сдурели?! Какого чёрта мы делаем в Солнечной системе?
– Маленькая навигационная ошибка, ваше высочество, – скромно пояснил капитан Плинтус. – Мы продолжим путь, как только позволит вступившая на борт полиция.
Немного подумав, Фальстарт молча оборвал связь. Принц провёл рукой по лицу, развернулся к мопсу, сочувственно смотревшему на него чёрными блюдцами глаз:
– Ну и как после этого верить людям, Фин?

* * *

Одна из приятных особенностей мироздания – пусть не все, но многие его обитатели в итоге получают по заслугам. У Фальстарта были все возможности поразмыслить об этом в течение пяти последующих лет. Земной суд приговорил принца к общественным работам в качестве водителя лунохода, и лишь верный Сфинктер скрашивал его одиночество долгими лунными вечерами. Увы, спикер Ашельм получил-таки премьерский пост в обмен на голосование за Ретура. Почуяв угрозу, принцесса Финита сразу легла на больничный, но это не помогло: монарх обязал её пройти курс лечения от стервозности и выйти замуж. А король Ретур и королева Граппа жили долго и счастливо – настолько, насколько это вообще возможно в нашем безумном космосе.

Лента сайта

Ленты новостей